Маркус Зусак Цитаты (показано: 1 - 30 из 250 цитаты)

Маркус Зусак

Маркус Зузак родился в тысячу девятьсот семьдесят пятом году, двадцать третьего июня. Современные литературные критики соединенных штатов Америки и австралийские прозвали Маркуса Зузака «литературным феноменальным явлением» признав его чрезмерно талантливым. Маркус Зузак стал лауреатом многих литературных премий за свои романы для молодежи. Родители Маркуса Зузака беженцы, отец - австралиец, мать - немка. Отец его работал простым маляром, а мать была домохозяйкой. Как говорит сам Маркус Зузак, он вырос на рассказах родителей об ужасах второй мировой войны, вследствие которой они и мигрировали. После таких рассказов родителей к Маркусу Зузаку пришло вдохновение для создания своего первого, дебютного романа. Так будучи шестнадцати летним подростком Маркус Зузак написал свой дебютный роман под названием «The Underdog». Хотя и роман был опубликован спустя семь лет в тысяча девятьсот девяносто девятом году, он принес Маркусу Зузаку чрезмерную популярность и всеобщее признание. Современные литературные критики прозвали Маркуса Зузака «литературным феноменальным явлением» признав его выдающийся талант. Популярностью романов Маркуса Зузака можно только позавидовать, в своих рассказах он рассказывает истории обычных, бедных людей которые преодолевать свой тернистый путь. На сегодняшний день у Маркуса Зузака шесть опубликованных романов, за которые он получил литературные премии. Современные литературные критики соединенных штатов Америки и австралийские прозвали Маркуса Зузака «литературным феноменальным явлением» признав его чрезмерно талантливым. Романы Маркуса Зузака: Книжный вор ,Bridge of Clay, Fighting Ruben Wolfe, The Messenger , When Dogs Cry .

Тематика:
Постепенно комната сжалась, так что книжная воришка, сделав лишь два-три шажка, смогла коснуться полок. Лизель провела тыльной стороной руки по первой, слушая, как шуршат ее ногти, скользя по книжным позвоночникам. Прозвучало, как музыкальный инструмент или мелодия бегущих ног. Лизель повела двумя руками. Все быстрее. По разным полкам наперегонки. И рассмеялась. Голос распирал, рвался из горла, и когда она остановилась наконец и замерла посреди комнаты, то не одну минуту стояла, переводя взгляд с полок на свои пальцы и обратно на книги. Сколько книг она потрогала?Сколько книг почувствовала?Она подошла и снова стала трогать — на сей раз гораздо медленнее, открытой ладонью, успевая осязать мякотью невысокий вал каждой книги. Как волшебство, как красоту, словно яркие линии света, сиявшие с люстры. Несколько раз Лизель тянулась вынуть книгу с полки, но не решалась их беспокоить. Порядок был слишком идеален.