Британский Цитаты (показано: 1 - 23 из 23 цитаты )

Британский характер? Майкл уже давно подозревал, что внешние проявления его обманчивы; что члены парламента, театральные завсегдатаи, вертлявые дамочки в платьицах, туго обтягивающих вертлявые фигурки, апоплексические генералы, восседающие в креслах, капризные, избалованные поэты, пасторы-проповедники, плакаты и превыше всего печать — не такие уж типичные выразители настроения нации. Если не будут выходить газеты, представится, наконец, возможность увидеть и почувствовать британский характер; в течение всей войны газеты мешали этому, по крайней мере в Англии. В окопах, конечно, было не то: там сентименты и ненависть, реклама и лунный свет были «табу»; и с мрачным юмором британец «держался» — великолепный и без прикрас, в грязи и крови, вони и грохоте и нескончаемом кошмаре бессмысленной бойни. «Теперь, — думалось ему, — вызывающий юмор британца, которому тем веселее, чем печальней окружающая картина, снова найдет себе богатую пищу».
Тематика:
Британский экономист Е. Ф. Шумахер, известный как автор книги «Small is Beautiful», утверждает, что существуют два принципиально различных вида проблем: «сходящиеся» и «расходящиеся». У сходящихся проблем есть решение: «чем разумнее вы их изучаете, тем ближе к истинному ответу». У расходящихся проблем нет «верного» решения. Чем больше их изучают (притом люди разумные и знающие), тем в большей степени «получаемые ответы противоречат один другому». Трудность не в квалификации исследователей, а в природе самой проблемы. Если вы хотите из Бостона добраться на автомобиле до Олбани, есть разумный ответ на вопрос: «Как быстрее добраться до Олбани?». Совсем другая история с вопросом «А зачем вам ехать в Олбани?». Для Шумахера излюбленным примером «расходящейся проблемы» является вопрос: «Как воспитывать детей?». Самые разумные и образованные люди не в силах дать единственный правильный ответ.
Начала работать почта, и с Додеканес хлынули по всему миру денежные переводы. Один уличный фонарь из десяти убедили зажигаться с наступлением темноты. Это немало, это часть неведомого состояния цивилизованности, поскольку фонари приносят порядок, а почта — уверенность. Тем не менее Гидеон говорит, что чует, как по городу ползет запах гарнизонной жизни. Он ведь ненавидит британский офицерский клуб, но дешевизна тамошнего виски заставляет его ежевечерне туда забредать. Он составляет список разговорных гамбитов, подслушанных в сих величественных пределах. Некоторые из них, боюсь, выглядят как подделка. Мы развлекаемся, пытаясь угадать, кто сказал нечто вроде: "Черномазый вполне приличный парень, когда узнаешь его получше", или: "Я обнаружил, что суахили — настоящие джентльмены", или: "Греки просто скоты, не находите?" (106)