Добела Цитаты (показано: 1 - 25 из 25 цитаты )

Море — синее, а небо голубое, а полынь горькая, а волк серый... Встать в позу покорности, то есть подставить для коронного смертельного удара самое уязвимое место, выставляя ахиллесову пяту. Бедный зверь! как страшно ему должно быть и как унизительно, зажмурив глаза, ждать смерти... Но — бедный победитель! — этого никогда не будет. Победитель будет кататься по траве, обиженно воя, остужая свой раскаленный добела пыл, пряча свое оружие... О, если бы побежденный трусливо бежал!.. Можно было бы истолковать это нарушением и погнать его со своей территории, обидно докусывая на бегу. Но нет, этот сопляк, этот щенок, этот малахольный негодяй все стоит зажмурившись, отогнув шею, подставив соблазнительно пульсирующую сонную артерию своему врагу. И с этой покорной секунды моральный запрет включен на полную мощность: каждый получает свою кару: побежденный — за слабость, победитель — за благородство. Отметим, что оба профессиональные убийцы, для которых смерть и кровь — как для нас труд и пот.
Я ночью выбежал, была какая-то на небе жалость, и стадо яблонь к дому жалось, перед луной немея добела. И как-то странно яблоки висели, калитка выходила не туда, я вспоминал мучительно — ах да! Меня позвали, подняли с постели. Но что-то передвинулось в природе, а я остался. Кто меня позвал? Я долго просыпался, опоздал. Куда теперь? Теперь я непригоден. Я сел на траву. Здесь гудело дно. Кузнечик раздувал свое горнило, луны горело круглое окно, оно слепило, но не говорило. Какой томительный волшебный сон окутал сад! Мои деревья стояли в нем то колесом, то амфорой, то арфой древней. То, как подсвечник, каждый куст держал звезду на тонкой ветке, то тень и свет плели беседки, скользя по листьям наизусть. То лесом свай казался сад, и ночь стояла непреклонно на нем который век подряд, как византийская колонна... Так до утра. Оно меня вернуло. Прошел сосед, с которым я знаком, пришла корова и меня лизнула своим шершавым теплым языком.
Стикс IСерое небо, не троганное ветром. Ядовитой мглою вспухает дол. Бледный свет, как из мертвой глазницы, Освещает царствие мертвецов. Грозный рев Флегетона, Как тысяча Ниагар. Расщелины исходят криками, За которыми — огненный самум. Раскаленные добела, Они в потоке — как камни в пламени, И тела их трескаются от жара, Словно глыбы первозданного льда. Верхом друг на друге, голые, дикие, Вздувшись похотью, вспенясь яростью, Они сливаются в адский хор От подножья до гребня крутой плотины. Жирного старика оседлала голая Женщина, волосы в черном вихре, Распахнуты груди и распахнут пах Вызовом своре похотливых грешников. Хор взвывает сладострастной болью. Эхо катится за багровый порог. Исполинский негр Принимает черной грудью белое тело. Несчетные взоры следят любовную Борьбу, хмелея от жажды. Рев Провожает сплетшихся в струе огня, Подобно богам на их порфирных ложах.