Единый Цитаты (показано: 1 - 30 из 96 цитаты )

Зима. И вдруг — комар. Он объявился в доме. Звенит себе, поет, как летнею порой. Откуда ты, комар? Как уцелел в разгроме? Ты жив ещё, комар? Ты истинный герой! - А на дворе метель. И ночь зимы ненастной. В окне сплошная темь. В стекло гремят ветра. А здесь поет комар — уже он безопасный. И можно уважать упорство комара. - Он с лета присмотрел укромноме местечко. И вот теперь гудит, как малый вертолет. Слились в единый хор метель, и он, и печка. Не бейте комара! Пускай себе поет! - А может быть, придут дни поздних сожалений, И мы сообразим, что в равновесье сил — Ветров и облаков, животных и растений — Он жил совсем не зря и пользу приносил. - И будет славен он, зловредный сын болота, И в Красной книге как редчайший зверь храним, И будет на него запрещена охота, И станет браконьер охотиться за ним. - Гудит, поет комар, ликует напоследок, Он уцелел в щели и рассказал о том. Не бейте комара хотя б за то, что редок. А польза или вред узнаются потом.
Из всех талантов дарованных человеку, нет более драгоценного, чем дар красноречия. Тот, кто им обладает, владеет властью превыше королевской и долговечнее ее. В этом мире он - сила, от других независимая. Во-первых, оратор должен быть Личностью. Коль скоро у него есть "внутренняя значительность", не играет роли, будет ли он карликом, уродом или калекой. Иногда, легкое, не раздражающее заикание или другой недостаток речи даже помогает приковать внимание слушателей. Во-вторых, оратору следует употреблять точные слова, необычные обороты речи, яркие сравнения, образный причудливый язык, строить фразы "длинные, звучные, округлые", сливать их в единый ритмический поток, текущий "непрерывной чередой волн, звуков и живописных картин", который электризует аудиторию, готовя ее к великому финалу, когда последние слова упадут в толпу "среди громового согласия". Юмор, беспощадный юмор, сарказм и уместность. Черчилль
- Есть два рода науки, молодой человек. Одна -- это та, которую практикуют в наши дни в университетах, которая все предметы рассматривает отдельно, разрывая единый цветок вселенной на части, на корень, стебель, лист, лепесток, и которая, вместо познания, даёт силлогизмы и комментарии. В моей книге "О недостоверности познания", стоившей мне многих лет работы, но принёсшей мне одни насмешки и обвинения в ереси, выяснено подробно, что называю я псевдонаукой. Адепты её -- псевдофилософы -- сделали из грамматики и риторики инструменты для своих ложных выводов, превратили поэзию в ребяческие выдумки, на арифметике основали пустые гадания да музыку, которая развращает и расслабляет, вместо того чтобы укреплять, превратили политику в искусство обманов, а теологией пользуются, как ареной для логомахии, для словесной борьбы безо всякого содержания!
Тематика:
Сколько тысяч раз видела она уже это лицо, и всегда чуть-чуть натянутое! Глядя в зеркало, она поджимала губы. Придавая лицу законченность. Это она - но законченная; заостренная, как стрела; целеустремленная. Это она, когда некий сигнал заставляет ее быть собою и стягиваются все части, и лишь ей одной ведомо, до чего они разные, несовместимые, - стягиваются и создают для посторонних глаз одно, тот единый, сверкающий образ, в каком она входит в свою гостиную, - для кого-то свет в окне, светлый луч, без сомнения, на чьем-то безрадостном небе, для кого-то, возможно, якорь спасения от одиночества; она кое-кому из молодых сумела помочь, те ей благодарны; и она всегда старается быть одинаковой, и не дай Бог, чтобы кто догадался обо всем остальном - слабостях, ревности, суетности, мелких обидах, из-за того, например, что леди Брутн не пригласила ее на ленч, что, конечно (думала она, проводя гребнем по волосам), не лезет ни в какие ворота. Да, где же это платье?
Почему люди переезжают в чужие края? Что заставляет их сниматься с насиженных мест и бросать все нажитое ради великой неизвестности, распростершейся где‑то там, за горизонтом? Чего ради они решаются штурмовать этот Эверест формальностей и процедур, от которых начинаешь чувствовать себя нищим попрошайкой? Чего ради они бросаются очертя голову в эти джунгли неизведанного, где все так необычно, странно и сложно? Ответ всегда один – один для всех: люди переезжают в чужие края в надежде на лучшую жизнь. [..] Люди переезжают в чужие края, когда тревога измотает их вконец. Когда не могут больше сносить это гнетущее ощущение: сколько ни вкалывай, а все твои усилия рано или поздно пойдут прахом, и все, что ты собирал по крупицам долгие годы, кто‑нибудь уничтожит в единый миг. Когда понимают, что у них нет будущего, что сами‑то они еще как‑нибудь перебьются, но дети их уже обречены. Когда чувствуют, что здесь уже ничего не изменится, что счастье и благоденствие возможны где угодно, но только не здесь.