Храбрец Цитаты (показано: 1 - 30 из 67 цитаты )

Голос презрительно проговорил: — Вы, верующие, все на один лад. Христианство делает из вас трусов. — Да. Может, ты и прав. Видишь ли, в чем суть, — я плохой священник и плохой человек. Кончать жизнь не покаявшись… — Он смущенно хмыкнул. — Тут невольно призадумаешься. — Вот-вот. Об этом и речь. Вера в Бога делает человека трусом. — Голос звучал торжествующе, словно говорившему удалось доказать какую-то истину. — Как же быть тогда? — сказал священник. — Лучше не верить — и не будешь трусом. — Так, понимаю. Значит, если мы поверим, что губернатора не существует и хефе тоже нет, если мы прикинемся, будто тюрьма не тюрьма, а сад, какие из нас выйдут храбрецы! — Чепуха! — Но когда мы поймем, что тюрьма — это все-таки тюрьма и что губернатор там, на площади, действительно существует, будет ли иметь значение, если час-два мы были храбрецами?
О братья мои, есть скрижали, созданные утомлением, и скрижали, созданные гнилой ленностью, -хотя говорят они одинаково, но хотят, чтобы слушали их неодинаково. Посмотрите на этого томящегося жаждой! Только одна пядь еще отделяет его от его цели, но от усталости лег он здесь упрямо в пыли -этот храбрец! От усталости зевает он на путь, на землю, на цель и на себя самого: ни одного шагу не хочет сделать он дальше -этот храбрец! И вот солнце палит его, и собаки лижут его пот; но он лежит здесь в своём упрямстве и предпочитает томиться жаждой! И поистине, вам придётся еще тащить его за волосы на его небо -этого героя! Но еще лучше, оставьте его лежать там, где он лег, чтобы пришел к нему сон-утешитель, с шумом освежающего дождя. Оставьте его лежать, пока он сам не проснётся, -пока он сам не откажется от всякой усталости и от всего, чему учила усталость в нём!
Про распределение орденов и медалей в отряде по окончании турецкой войны, глава восьмая:На шестьдесят оставшихся в живых человек, почти за пять месяцев отчаянной боевой работы, за разгон шаек, за десятки взятых в плен и перебитых в схватках баши-бузуков, за наши потери ранеными и убитыми, нам прислали восемь медалей, которые мы распределили между особенно храбрыми, не имевшими ещё за войну Георгиевских крестов; хотя эти последние, также отличившиеся, и теперь тоже стоили наград, но они ничего не получили, во-первых, потому, что эта награда была ниже креста, а во-вторых, чтобы не обидеть совсем не награждённых товарищей. Восьмерым храбрецам даны были медали, семеро из них радовались как дети, а Инал Асланов ругательски ругался и приставал к нам:- Пачему тэбэ дали крест с джигитом на коне, а мэнэ миндал с царским мордам? - очень обижался старик.