Каблук Цитаты (показано: 1 - 30 из 116 цитаты )

Тематика:
Абсолютно голая женщина совершенно не сексуальна. Мне противны абсолютно голые женщины. Меня возбуждают женщины, которые почти голые. Если девушка хочет быть сексуальной, она ищет, что надеть. Она надевает яркие вещи, блестящие ремни и туфли на низком каблуке. Не важно. Меня не возбуждает женщина, меня возбуждает то, как она одета. Для меня главное в женщине - это то, во что она одета ниже талии. Мне нравятся девушки в колготках в крупную сетку и в высоких сапогах на высоком каблуке. <...> Когда я вижу девушку в колготках в крупную сетку и в сапогах на высоком каблуке, то мне кажется, что она сошла с подиума. Подиум - это царство немых. С такими девушками хочется заниматься сексом, и с ними совершенно не хочется разговаривать. Я не знаю, о чем и зачем разговаривать с красивыми девушками, когда можно просто заниматься сексом.
Ефрейтор фольксштурма Отто Фрижа испытывал к полковнику Сент-Джеймсу чувства, граничащие с благоговением. В присутствии полковника он вовсе терял дар речи, стальными болтами закреплял на своей физиономии улыбку и готов был стучать каблуком о каблук в любой момент, непрерывно и со все возрастающей силой. Во-вторых, он нашел склад солярки, после чего антисемитизм Эллизауэра сделался в значительной степени абстрактным. «Я ненавижу жидов, — объяснялся он своему главному мотористу. — Нет ничего на свете хуже жида. Однако я никогда ничего не имел против евреев! Возьми, скажем, Кацмана...»— Ну, — улыбнулся Андрей, — если бы впереди нас ожидали всего-навсего танки противника... — Танки! — сказал полковник. — Танки — другое дело. Но вот я прекрасно помню случай, когда рота парашютистов отказалась вступить в деревню, где жил известный на всю округу колдун.
Знакомый художник по паркету прятал в трусы отдельные фрагменты своего творчества. Ему не разрешали ничего выносить с работы. Три года задница пылала от заноз. Зато теперь его личный паркет дороже всех квартир подъезда. Мозаика из редких пород дерева. Он в гостиной выложил готическими буквами имя жены и вокруг такие, как бриллианты из дерева. Теперь он окон не открывает, чтоб не повело. Сквозняк паркету вреден. По углам градусники и гигрометры. Следит за температурой (должно быть 22 градуса) и за влажностью. Постоянно в напряжении. Мебель на войлочных подушечках. А жена ушла, к таксисту. Ей в браке дороже оказалась возможность трахнуть об пол банку маринованных помидоров. Она неделю там уняться не могла. Роняла невзначай мокрое, режущее и горячие блины. И форточки открывала и закрывала хаотично, без всякой системы. Издевалась над линолеумом как могла. Или наденет каблуки и ходит. Ей нравилось, какой таксист не нервный абсолютно.
А ведь это твоя последняя жизнь, хоть сама-то себе не ври. Родилась пошвырять пожитки, друзей обнять перед рейсом. Купить себе анестетиков в дьюти-фри. Покивать смешливым индусам или корейцам. А ведь это твоё последнее тело, одноместный крепкий скелет. Зал ожидания перед вылетом к горным кущам. Погоди, детка, ещё два-три десятка лет — Сядешь да посмеёшься со Всемогущим. Если жалеть о чем-то, то лишь о том, Что так тяжело доходишь до вечных истин. Моя новая чёлка фильтрует мир решетом, Он становится мне чуть менее ненавистен. Всё, что ещё неведомо — сядь, отведай. Всё, что с земли не видно — исследуй над. Это твоя последняя юность в конкретно этой Непростой системе координат. Легче танцуй стихом, каблуками щёлкай. Спать не давать — так целому городку. А ещё ты такая славная с этой чёлкой. Повезёт же весной какому-то Дураку.