Кило Цитаты (показано: 1 - 30 из 321 цитаты )

Тематика:
СЕВЕРНЫЙ СИНИЙ (ОБЫКНОВЕННЫЙ) ТУНЕЦ (Thunnus thynnus) — удивительное создание. Большая самка может отложить до двадцати пяти миллионов икринок зараз. Такое изобилие свидетельствует о ненасытности окружающих тунцов хищников. У каждого микроскопического малька всего один шанс на сорок миллионов, чтобы через восемь лет достичь зрелости. Уцелевшие становятся потрясающими рыбинами — пятнадцатилетний тунец легко может вырасти до трех метров и весить при этом триста килограммов. Чтобы произвести килограмм протеина, тунец должен проглотить 8 килограммов сельди, которая уже съела 70 килограммов крохотных креветок, которые в свою очередь уже переварили около 200 килограммов фитопланктона. Вопреки внешнему виду 2,5 килограмма тунца, лежащего на дробленом льду в рыбной лавке, представляют собой около полутонны планктона — ужасающее соотношение, способное отпугнуть случайно узнавших о нем покупателей.
Тематика:
Больше всего Максима удивляло то, с какой лёгкостью меняется его взгляд на вещи. Ещё минуту назад он мог радоваться тому, что с ним произошло. А теперь его снова грызла тоска, ему хотелось сесть в лодку и отправиться в путь. Сто двадцать километров вниз по реке, потом бросить лодку, около тридцати километров пешком и он выйдет к людям. Тогда всё кончится. Проходило несколько минут, и Максим опять ужасался своим мыслям как он мог подумать о таком? Подобный разброд мыслей привёл к удивительному результату: Максим перестал доверять себе. Он окончательно убедился в том, что наши желания, мысли, эмоции определяются исключительно положением точки сборки. Смещается она, меняется и осознание. А значит, и взгляд на вещи. Лучший способ думать - это не думать вообще, именно так говорил учитель Кастанеды. Теперь Максим волей-неволей был вынужден с этим согласиться.
И все беседы строятся здесь вокруг двух диаметрально противоположных тем - наркотиков и здорового образа жизни. Со всех сторон только и слышится:- Тридцать подходов, как обычно, брали у Вани, как всегда, она на диете по Волкову - полностью раздельное питание, кокос пополам с "Герасимом", новый корт с хорошим баром, у этого парня всегда есть небодяженный, тренерша весьма секси, эта сучка, симпатичная дилерша из Литвы, плавали два километра, меня держало часа два, молодец парень, не забывает про тренажеры, ага, он уже полгода по вене двигается, сбросил два килограмма за неделю, у него норма два грамма в день, я сегодня умру, если не поеду в фитнес, я щас сдохну, если не возьму, пресс у него прокачан на пятерку, у него скоро носовая перегородка исчезнет, сжигатели жира, MDMA, у нее свой второй размер? у него есть первый номер? попробуй в моем СПА- салоне, лучше не пробуй ЛСД, я после спортзала, я на отходняках, поехали завтра в солярий? пойдем в туалет?
Тематика:
Что-то на берегу — Вот где-то тут и была Атлантида, — сказала Черепаха. Ахиллес перегнулся через борт и посмотрел в воду. — Нырни, — предложила Черепаха. — Там ведь легендарные сокровища, да? — Ну, они владели множеством секретов. — Например? — Колесо. Консервы. Туалет. Финансовые пирамиды. — Не буду нырять, — решил Ахиллес. — Мудро. Пять километров, все-таки. Да и консервы поди испортились. — Атлантида, — начал перечислять Ахиллес, — Лемурия. Му. И все затонули. — Все. — Наверное, это гнев богов. Трудно представить себе какую-то другую причи… — Погоди, — перебила Черепаха, — Что это там? — Санторин, — удивился Ахиллес, — Потухший вулкан. 120 километров от Крита. — Нет, что там по берегу такое бегает. — Что-то с хвостом, — сказал Ахиллес. — Поворачивай, — сказала Черепаха, — Правь подальше от Крита. — А что случилось? — Кажется, «гнев богов» снова потерял свой чертов орех.
– А если мне захочется сказать тебе, что я обожаю твою грудь? Я против, чтобы какой-нибудь похотливый сотрудник китайской Штази получал от этого удовольствие! Я завел мотор, не дав Кейре времени ответить. – А ты и вправду хотел сказать мне, что обожаешь мою грудь? – Именно так! Следующие пятьдесят километров мы проехали в полном молчании. – А если настанет день, когда мне отнимут одну грудь, а может, даже обе, тогда что? – Тогда я буду балдеть от твоего пупка – я же не говорил, что обожаю только твою грудь! Еще пятьдесят километров мы опять не проронили ни слова. – А не мог бы ты составить список того, что ты во мне любишь больше всего? – вновь за-говорила Кейра. – Конечно, но чуть позже. – А когда? – Когда настанет подходящий момент. – А когда он настанет, этот подходящий момент? – Когда я составлю список того, что я люблю в тебе больше всего.