Кора Цитаты (показано: 1 - 30 из 301 цитаты )

Невзирая на страх, я храню талисманы, кручу в ладони гальку. Хранящиеся в памяти камушки, минеральная поверхность которых испещрена золотом. Осень в лондонском сквере, недвижный воздух, обволакивающий траурный Тис с розовой корой. В листве роется терьер. Тявкающий черный пес и Тис с розовой корой. Пес, Тис, листья платана в рыжевато-бурых кучах и кафе, где дымится кофе. Я взяла стаканчик, обожглась, но обрадовалась кофе и тому, что у меня есть чем за него заплатить. Обрадовалась картонному пару и месту на этой деревянной скамье. Мимо проходит женщина – прошла. В фонтане по очереди пьют птицы. Я тоже все делаю по очереди: пью кофе, сижу на скамейке, и то и другое остается, а я нет. Даже сейчас, когда я сознаю мгновенье, оно проходит. Часы не останавливаются, хотя останавливаюсь я (или просто так кажется), цепляюсь за кофе, как за щит против времени. Я хочу идти по скверу медленно, идти все время по этому скверу, чтобы пес тявкал, а траурный Тис оставался с розовой корой.
Весь день я мурлыкаю неизвестно откуда всплывшую песенку. У меня чудесное настроение, я бодро стёсываю топором кору с моего тотемного столба. Куски коры разлетаются по всей опушке, где я хлопочу вокруг обдираемого ствола, напевая и насвистывая. Ближе к вечеру в памяти воскресают отрывочные строки из припева, я не задумываясь подхватываю и их тоже, долго пою, пока меня вдруг не прошибает холодный пот от страшного прозрения, что я весь день распеваю песенку из мультика "Бананы в пижамах". Даже лесное затворничество не уберегло меня от ядовитых стрел детской поп-культуры. Это болезнь, и передаётся она через слух. Самого непродолжительного соприкосновения с песенной заразой достаточно, чтобы её вирус безжалостно поразил мозг. Там он месяцами дремлет, человек как ни в чём не бывало наслаждается жизнью, не подозревая о грозящей опасности, и вдруг нежданно-негаданно вирус просыпается и коварно переходит в атаку. Остаток вечера я провожу в беспощадной борьбе с бананами в пижамах.
Сначала смерть поражает щиколотки и колени, кожа на них приобретает землистый оттенок, а потом и вовсе становится землей. Текущую по жилам кровь сменяет дождевая вода, сердце тоже видоизменяется: вместо маловразумительного, наполненного требухой мешка в груди у деда оседает крошечная мельница, она-то и качает воду. Возможно, это та самая мельница, которую мы с Анук смастерили в наше первое дождливое лето из щепок, жестянки и лопастей от старого вентилятора. Постоянно циркулирующая вода делает свое дело, не сразу, но делает: дедовы кости сыреют, покрываются тонким слоем коры и выпускают первые побеги. Именно они, а еще больше – живущие под корой насекомые привлекают птиц. Ничем другим объяснить появление в доме крапивников я не могу. За полгода до моего отъезда из поселка крапивники повадились прилетать из пиниевой рощи, садиться деду на плечи и что-то выклевывать в них.
Многие черты личности в значительной степени обусловлены наследственностью. Она предопределяет верхние пределы возможностей человека, а также когда они должны естественным образом проявляться или затухать. Например, наследственность определяет, способен ли человек стать великим музыкантом или математиком (и шахматистом, если на то пошло), и в каком возрасте он будет способен к полноценным половым сношениям. Однако реальное осуществление способностей определяется средой. Иными словами, наследственность определяет возможности, а среда определяет, насколько эти возможности удается реализовать. Но тратить время на раздумья, какой из этих двух факторов важнее, так же бессмысленно, как спрашивать: «Что важнее в клубнике со сливками — клубника или сливки? Плавают ли ягоды в сливках, или же сливки окружают ягоды? Что важнее при корикорь или ребенок?»