Кухарка Цитаты (показано: 1 - 30 из 40 цитаты )

Я – Плохая Собака! Очень Плохая Собака! Я – «убирайся-отсюда-ты-грязный-чертёнок». Я нашёл Гадость-на-дороге. Мне эта штука очень пришлась по душе! И я в ней как следует повалялся. Ух, как это было здорово! И я пошёл домой. Дома меня встретили Эдар и Кухарка. И началось «только-не-подходи-ко-мне»! Потом пришёл Джеймс из большой-конуры-на-колёсах. – А ну иди сюда, вонючий хорёк! Так грубо со мной ещё ни разу не говорили! Джеймс поднял меня, вымыл с мылом, а потом натёр мне шерсть какой-то противной водой из большой-конуры-на-колёсах. Джеймс, видно, считает, что это пахнет лучше, чем та штука на дороге. Но я не согласен. Вот теперь я и правда жутко воняю. Мне чуть плохо не стало! Кошка-из-кухни хотела подойти ко мне. Я ей сказал: – Не надо! Я – Грязная Плохая Собака! Я – Просто Вонючка! А Кошка-из-кухни ответила: – Ты не виноват. Просто твой Повелитель не возвращается, вот ты и ведёшь себя плохо. Люди тоже плохо себя ведут, когда их некому приласкать.
В одном из предместий Лондона стоит коттедж с занавесками из перкаля, с небольшой лужайкой на заднем дворе, залитой солнцем и насквозь мокрой от дождя. Широкая балконная дверь гостиной, окруженная глициниями, выходит на эту лужайку. На горячем камушке с горделивым видом жмурится кот. У двери юная девушка, блондинка с розовыми, чуть оттененными фиолетовым щеками читает английский журнал. Она сидит здесь, такая чопорная, такая высокомерная, такая уверенная в себе и в окружающих, прочно угнездившаяся в своем мирке. Она знает, что через несколько минут позвонят в колокольчик и подадут чай. Внизу кухарка Ада, стоя перед столом, покрытым вощеной белой скатертью, чистит овощи. Ее лицо ничего не выражает, словно она ни о чем не думает. Она знает, что скоро пора будет обжаривать булочки, звонить в колокольчик и подавать чай.
Эльвира, со свойственной ей прямотой, популярно объяснила мне, что у мужчин между ног есть одна такая штука, которая очень опасна, и особенно для маленьких девочек; из этой штуки, страшной, как кукурузный початок, вылезают крохотные дети, которых мужчины суют в живот женщине, и те уже вынашивают, а затем рожают настоящих младенцев. Эльвира строго-настрого приказала мне никогда, ни при каких условиях не трогать ни эту штуку, ни близлежащие части мужского тела, потому что рискни я совершить такую глупость — и спящее чудовище тотчас же поднимет голову, набросится на меня, и тогда все, можно сказать, мне придет конец. Я как-то не слишком верила этим страшилкам пожилой кухарки, списывая все на то, что она действительно с возрастом начала заговариваться и не всегда связно выражала свои мысли. Кроме того, у хозяина не было между ног никакого чудовища или дракона; то, что мне доводилось видеть, напоминало жалкого, поникшего и страдающего избыточным весом дождевого червя.
Он часто слышал слышал это слово техника и решительно не понимал, что такое под этим разумели. Он знал, что под этим словом разумели механическую способность писать и рисовать, совершенно независимую от содержания. Часто он замечал, как и в настоящей похвале, что технику противополагали внутреннему достоинству, как будто можно было написать хорошо то, что было дурно. Он знал, что надо было много внимания и осторожности для того, чтобы, снимая покров, не повредить самого произведения, и для того, чтобы снять все покровы; но искусства писать, техники тут никакой не было. Если бы малому ребенку или его кухарке также открылось то, что он видел, то и она сумела бы вылущить то, что она видит. А самый опытный и искусный живописец-техник одною механическою способностью не мог бы написать ничего, если бы ему не открылись прежде границы содержания.