Цитаты о любви (показано: 91 - 120 из 16966 цитаты )

Человек, познавший боль, испытывает страх...у нее... оставалось ощущение, что она его тащит, тянет, двигает. Петр унижал ее своей слабостью, своей пассивностью, этой своей детской капризностью. Он унижал в ней женщину... человека...самое простое кажется тебе сложным до тех пор, пока ты боишься... Семь лет она была своей любовью, и теперь она хоронила ее... Она возродилась без сердца, без души. Как выжженная земля."Всегда" - это слово для вечности. В вечности я любила и продолжаю тебя любить... Но не в этой жизни...мы не должны знать своего конкретного предназначения. Мы не любим другого человека, мы любим свое желание в нем. Провидение нельзя просить только о двух вещах. О том, чего можно добиться своим трудом. Например, нельзя просить денег, славы или профессионального успеха... Нельзя просить невозможного - это естественно. Бесстолку просить о бессмертии или о том, чтобы другие люди переменились, стали другими. Прошлое стало прошлым...
Во дворе стояла та особенная тишина, которая часто бывает в приемных больниц, когда человек знает, что ложиться на операцию нужно, тут ничего не поделаешь, и все это на пользу, во имя здоровья и, может быть, самой жизни. А все-таки внутри у тебя сиротливо, и боязно тебе, и торжественно. Близкие люди смотрят на тебя с любовью и страхом, с надеждой. И ты сам ощущаешь, что ты уже не с ними, а там, за чертой, ты сел на пароход, плывущий в неведомые суровые края, низко и протяжно запел гудок, швартовы отданы, судно отваливает от дебаркадера, и на берегу осталась твоя прежняя милая жизнь с васильками и веснушками. По мере того, как пароход выходит на середину реки, струна, связывающая тебя с берегом, натягивается все туже, становится все тоньше, и от этого больно, но ты знаешь, что струна эта не лопнет никогда, она только истончается от расстояния и времени, и пронзительней делается боль.
Если раньше в строительных магазинах (и, соответственно, в частных интерьерах) царило богатство форм совершенно восточное, то после прививки «IKEA» в квартирной мысли появилась склонность к балтийской сосновой стыдливости. Но наш человек отказываться от чего бы то ни было не намерен. Теперь любовь к сирийской чеканке, турецкой многосвечной люстре и египетским драпировкам с парчовой ниткой мирно уживается в нем со стойкой привязанностью к мебели в стиле скромной рижской гостиницы. Впечатление такое, что в одной квартире проживает молодая семья компьютерных клерков с престарелой бабушкой узбечкой. Причем поскольку бабушка еще вполне бодрая и в состоянии передвигаться по всей жилплощади, то участливые внуки в каждой комнате оборудовали по радующему глаз старушки уголку. Вот скромные серые подушки с абстрактным рисунком примостились на таком цветастом покрывале, что при взгляде на него начинает укачивать, а вот на хромированном столе угрелся заварочный чайник в виде подло приветливого поросенка.