Могильный Цитаты (показано: 1 - 30 из 96 цитаты )

Могильные плиты, надгробья, и венки, и речи, и лондонский Памятник павшим воинам… нет, нет, тут должно быть что-то другое, что-то внутри нас. Мы должны как-то искупить нашу вину перед мертвыми – перед убитыми, перед умерщвленными солдатами. Не они требуют этого, но что-то в нас самих. Большинство из нас этого не сознает, но совесть мучит нас, угрызения совести отравляют. Этот яд разъедает душу – в нас не осталось ни сердца, ни надежды, ни жизни, – такими стали и мы, военное поколение, и поколение, идущее нам на смену. Весь мир виновен в кровавом преступлении, весь мир несет на себе проклятие, подобно Оресту, и обезумел, и сам стремится к гибели, точно гонимый легионом Эвменид. Мы должны как-то искупить свою вину, избавиться от проклятия, лежащего на тех, кто пролил кровь. Должны найти – где? как? – новую могущественную Афину Палладу, которая возвысила бы голос, оправдывая нас на каком-то новом Акрополе. Но пока мертвые отравляют нас и тех, кто идет за нами.
Маленькая бесконечная поэма. Сбиться с дороги это слиться с метелью, а слиться с метелью это двадцать столетий пасти могильные травы. Сбиться с дороги это встретиться с женщиной, которая режет по два петуха в секунду и не боится света, а свет — петушиного крика, задушенного метелью. А когда метель задохнется пробудится южный ветер, но и ветры стонов не слышат и поэтому снова пасти нам могильные травы. Я видел, как два колоска воскового цвета, мертвые, хоронили гряду вулканов, и видел, как два обезумевшие ребенка отталкивали, рыдая, зрачки убийцы. И я знаю, что два — не число и числом не станет, это только тоска вдвоем со своею тенью, это только гитара, где любовь хоронит надежду, это две бесконечности, недоступные друг для друга. и еще это стены мертвых и напрасная боль воскрешенья. Цифра два ненавистна мертвым, но она баюкает женщин, и они пугаются света, а свет — петушиного крика, петухам же в метели не спится, и поэтому вечно пасти нам могильные травы.
Мы — дети любви, пропавшие в дебрях Дремучих славянских лесов С крестом на груди, с повадками зверя И с дерзостью бешеных псов. Опричник и вор, святой да охальник, Учитель да пьяный палач — Трех коней гоним по лесу вскачь. Мы верим в Христа, в счастливое завтра И в лешего с Бабой-Ягой, Жалеем слонов с далекой Суматры И ближних пинаем ногой. Мы терпим нужду, томимся богатством И ищем потерянный след В ту страну, где не бывает бед. Там, там, там вечное лето, Там, там, там вольная жизнь. Там Господь каждому даст конфету И позовет в свой коммунизм. Мы ценим других, читая некролог У серой могильной плиты И топчем живых — мол век наш не долог — На всех не найдешь доброты. Мы наших врагов венчаем на царство И ждем благодати с небес: Там потом будет не так, как здесь. Там, там, там вечное лето, Там, там, там вольная жизнь. Там Господь каждому даст конфету И позовет в свой коммунизм.