Молчаливый Цитаты (показано: 1 - 30 из 37 цитаты )

Тематика:
Он повис, болтая ногами, схваченный за шиворот железными пальцами де Фокса. – Император, ты чего? – Гоббер возмущенно попробовал глянуть вверх. Потом – вниз. И обвис покорный и тихий. Под ногами у него открывалась бездна – черный провал в бесконечность. Видеть этого Сим, конечно, не мог. Но почуять ухмыльнувшуюся беззубо пустоту – для этого не требовалось кошачьего зрения. Эльрик подержал его над пропастью несколько секунд. Потом аккуратно переставил себе за спину, где монах и остался стоять. На удивление молчаливый. – Так ты мне больше нравишься, – совершенно серьезно сообщил де Фокс. – Элидор, держи палатина. Я переберусь на ту сторону, а потом помогу вам. Эльф нащупал в темноте застывшего Сима. Хмыкнул. Принял из рук Эльрика тяжелое тело сэра Рихарда и заявил в пространство: – Император, потом научишь меня так же. – Как? – не понял де Фокс. – Не знаю как, но чтобы гобберы молчали.
Я его никогда не любил. Навещая своих двоюродных братьев в Александрии, я держался от него подальше. Меня настораживало и то, что все зовут его только по фамилии — Бийл. Это был молчаливый человек, он редко улыбался и запрещал своим детям (и мне тоже) дотрагиваться до замечательной игрушечной электрической железной дороги, которую установил в подвале. Он был строг, педантичен, холоден. Но когда дошло до дела, когда все наши либеральные, левые, прогрессивные друзья спрятались под корягу, бежали прочь, предпринимали все, лишь бы их не увидели ни с мамой, ни с отцом, этот человек, несомненно консервативных политических взглядов, этот стопроцентный истинный американец не струсил, не пожелал отказаться от родственников своей жены потому, что они не нравятся ФБР. Нет, не таков был Бийл. Он подчеркнуто публично попросил на CBS свободный день и приехал из Вашингтона в Нью-Йорк, чтобы проводить нас.