Необычность Цитаты (показано: 1 - 11 из 11 цитаты )

Любовь естественна; она уже есть в вашем сердце, готовая взорваться. Единственное, что нужно сделать это позволить ее. Вы создаете все виды барьеров и препятствий. Вы не позволяете ее. Она уже там — вы просто немного расслабьтесь и она придет, она взорвется, она расцветет. И когда она цветет для обычного человека, обычный сразу же становится особенным. Любовь делает каждого особенным; это такая алхимия. Обычная женщина внезапно преображается, когда вы любите ее. Она больше не обычная; она самая необычная женщина из когда-либо существовавших. Это не потому, что вы слепы, как скажут другие. Фактически, вы увидели необычность, которая всегда спрятана в каждой обычности. Любовь — это единственное зрение, единственное видение, единственная ясность. Вы увидели в обычной женщине всю женственность — прошлого, настоящего, будущего — всех женщин объединенных вместе. Когда вы любите женщину, вы реализовали в ней саму женскую душу. Внезапно она становится особенной. Любовь делает всех особенными.
"Однажды Владька принёс на службу, в редакцию "Звезды", десяток стихов, переписанных ручкой на листиках - едва ли не автографы неизвестного поэта. Откуда он их добыл - я не спрашивал, думаю, через Сэнди Конрада (Александра Кондратова). Было это примерно в конце 1959-го либо в начале 1960 года. Проглядев их, я понял с первого мига, что передо мной стихи поэта, о каком мечтает любое поколение. Там были юношеские стишки, которые Бродский потом всячески скрывал от публикаций - о них его поэтический учитель Евгений Рейн как-то упомянул: "Обычные геологические вирши... Верно, но ведь Рейн и сам, причем сразу, с первого прочтения, прочувствовал необычность личности автора, особость его, ни на кого из пишущей братии в Ленинграде непохожего - потому и обратил на него внимание, потому выделил сразу - сам признался... Прощай, позабудь и не обессудь. А письма сожги, как мост." Михаил Хейфец, июль 2004, Москва
Это рассказы, в которых изгоняемая реальность возвращается вымыслом, красивой легендой, и вымысел в этих рассказах настолько реален в деталях, что воссаздает уже ту реальность, которую мы назвали бы сюрреалистичной. <...> Наши писатели не стремятся поразить читателя необычностью формы или же описаниями зверств для того, чтобы отвоевать себе место в литературном мире. Мы -- люди, которые кровно, географически, житейски близки к сотням, тысячам, миллионам американцев, живущих в нищете в нашей богатейшей, изобильной Америке. ... Мы, истые американцы, восхищаемся красотой речи, и поэтому каждый из наших романов -- подвиг слова. <...> Язык наших произведений не сотворен искусственно для того, чтобы вместить конкретный сюжет или чтобы создавать так называемую лирическую прозу; язык латиноамериканского романа -- это живой, сохраняющий весь лиризм, всю образность, изящество, грубость разговорной речи.
3) Этот можно говорить на полном серьезе, но если в твоем опыте нет парочки десятков соблазненных девушек, то он будет неадекватен и девушка почувствует фальшь. Это может сработать на пике эмоций, в состоянии внутреннего доверия. Смотрим на алгоритм соблазнения и понимаем, когда эта фраза будет уместна. Парень: У меня есть просьба. Для меня это важно. Девушка: Какая? Парень: Я сейчас не готов к отношениям. Поэтому, пожалуйста, не влюбляйся в меня. Отвисшая челюсть гарантирована. Чем красивее девушка, тем ниже челюсть. Дальше можно поговорить о том, что тебе с ней хорошо и что ты это сказал искренности ради. Работает это, потому что частица «не» пропускается бессознательным. Девушка слышит: «Влюбляйся в меня». Необычность фразы рвет шаблон, вводя ее в состояние короткого, но сильного транса. А в этом состоянии внушаемость повышена.