Ресница Цитаты (показано: 1 - 30 из 46 цитаты )

Я покоряла водные лыжи в длинном черном парике, с накладными ресницами и подведенными глазами. Если клей для ресниц и подводка были у меня водоустойчивыми, то с сохранением парика пришлось повозиться. Сначала (до парика) я надевала большую свободную купальную шапочку, пока не научилась избегать резких погружений. Однако, хотя шапочка и была большой, моя голова казалась в ней непропорционально маленькой по сравнению с телом. (на самом деле тело казалось слишком большим). И я за 70 долларов купила парик, который делал меня стройнее. В оранжевом бикини, с длинными развевающимися волосами, я, как русалка, скользила сдоль пляжа. Парик прикреплялся при помощи клея и гребней, пришитых с изнанки парика. Оказавшись под водой я сразу хваталась руками за голову, чтобы не лишиться своего сокровища, и в таком положении всплывала. Когда мой моторизованный приятель возвращался за мной, я уже полностью готова была продолжить прогулку.
Тематика:
Она никого не боялась. Когда над ней сгущались тучи, она просто отходила в сторону. Терпела. Давала отпор. Страдала. Хлопала ресницами, сжимала кулаки или показывала средний палец – в зависимости от противника, а когда понимала, что разговор окончен, вешала трубку, пожимала плечами, красилась и вела их всех в ресторан. Ни один мужчина не захотел бы с ней жить, но все были готовы уверить ее в обратном. Когда она была весела, когда земля не уходила у нее из-под ног, когда она распускала волосы и выходила на улицу босая, когда она вспоминала, что кожа ее все еще нежная и что… она была ослепительна. И куда бы она ни шла, что бы она ни говорила, все лица оборачивались к ней и всем хотелось получить свою долю. Каждый хотел ухватить ее за руку, рискуя сделать ей больно, и даже нарочно делал ей больно, чтобы хоть на секунду умолкли ее браслеты. Хоть на одну секунду. Чтобы она только улыбнулась или взглянула. Или просто помолчала, сделала шаг в сторону, ну хоть что-то. Все равно что. Но только лично для тебя.
Никто не смотрел на нее, никто о ней не думал. Она чувствовала, что ее захлестывает презрение этих честных мерзавцев, которые сперва принесли ее в жертву, а потом отшвырнули, как ненужную грязную тряпку. Тут ей вспомнилась ее большая корзина, битком набитая всякими вкусными вещами, которые они так прожорливо уничтожили, вспомнились два цыпленка в блестящем желе, паштеты, груши, четыре бутылки бордоского; ее ярость вдруг стихла, как слишком натянутая и лопнувшая струна, и она почувствовала, что вот-вот расплачется. Она делала невероятные усилия, чтобы сдержаться, глотала слезы, как ребенок, но они подступали к глазам, поблескивали на ресницах, и вскоре две крупные слезинки медленно покатились по ее щекам. За ними последовали другие, более проворные; они бежали словно капли воды, стекающей по утесу, и равномерно падали на крутой выступ ее груди. Пышка сидела прямо, с застывшим, бледным лицом, глядя в одну точку, надеясь, что на нее никто не обратит внимания.