Вскакивать Цитаты (показано: 1 - 30 из 66 цитаты )

Тематика:
— Что касается , — начинает канцлер, все еще продолжая судоговорение по делу «Джарндисы против Джарндисов», — что касается молодой девицы... — Прош'прощенья, ваш'милость... молодого человека, — преждевременно вскакивает мистер Тенгл. — Что касается, снова начинает канцлер, произнся слова особенно внятно, — молодой девицы и молодого человека, то есть обоих молодых людей... (Мистер Тенгл повержен во прах.) — ...коих я сегодня вызвал и кои сейчас находятся в моем кабинете, то я побеседую с ними и рассмотрю вопрос — целесообразно ли вынести решение о дозволении им проживать у их дяди. Мистер Тенгл снова вскакивает: — Прош'прощенья, ваш'милость... он умер. — Если так, — канцлер, приложив к глазам лорнет, просматривает бумаги на столе, — то у их деда. — Прош'прощенья, ваш'милость... дед пал жертвой... собственной опрометчивости... пустил пулю в лоб.
Тематика:
- [...] Представьте себе, вы лежите на диване в субботу, в обеденное время, и поставили себе цель: спокойно пролежать два часа, но не спать. Вы слышите, как соседка пылесосит квартиру, как кто-то стрижет газон. Вместо того, чтобы думать о делах, которые следует сделать, вы наблюдаете за пауком, неподвижно сидящим на потолке, и при этом подавляете в себе желание смахнуть его оттуда. Вдруг зазвонит телефон. Если вы еще новичок, то вскакиваете и хватаете трубку. Это ошибка, но огорчаться не надо, ведь на ошибках учатся. Загляните в себя, упражняйтесь ещё и ещё, пока не обретете навык отключаться от внешних раздражителей. - Понимаю, - сказал я, - но к чему все это? В чем смысл упражнения? - Возможно, - произнес Лоос, - в эти два часа вы ощутите, каково это - не быть рабом. И какое умиротворение воцарится в вашей душе, если вы хоть на время перестанете испытывать гнетущее чувство, что вы должны что-то сделать.
– Знаю, отец. Вы хотите женить меня на Алсер Антонадо, единственной наследнице старика Антонадо.– Правильно, сынок, правильно. Именно это я и собираюсь сделать. И, сказать по правде, все уже оговорено. Кровь Иманали ценят и уважают. Старик Антонадо будет рад, если его внуков облагородит такая кровь. Ты понимаешь, сынок?– Я понимаю, отец. Но я не люблю Алсер.– Это несущественно, Фабио, – поморщился почтенный банкир. – Люблю, не люблю, это все эмоции. Стерпится – слюбится, ты понимаешь?– Отец, я бы согласился с вами. Но… я люблю другую, я люблю Венеру…– Опять эта Венера! – вспылил банкир, вскакивая на ноги. – Кто такая эта Венера?! Всего лишь сирота, которую я приютил из уважения к ее погибшим родителям. Она милая девочка, но что, скажи на милость, она тебе сможет дать? Что?– Может быть, счастье, отец…– Что?! И это вся твоя благодарность?! Ах паршивый шакал! Нет у меня больше сына, нет! Вон из дома! Немедленно!
«… - Бранко из Югославии, - бодро говорит Чарльз. Он захотел присесть. Он классный. - Из Сербии, - поправляет длинноволосый с суровым лицом. - Какая разница? – спрашивает Джон, наполовину смеясь. - Разница? Разница Черногория, Босния, Хорватия, Словения, Македония, - отвечает Бранко с омерзением, лижет и заклеивает папиросную бумагу и хлопает по джинсовой рубахе в поисках зажигалки. – Большая, на хер, разница. - Да ладно, - говорит Джон, - Не говори мне, что хотя бы можешь их различить. Вы, ребята, все на вид одинаковые. Поживи для сравнения где-нибудь, где есть настоящие расовые проблемы, скажем, в Нью-Йорке, где сразу видно, кто есть кто. - Я серб! Я – серб! – Бранко рывком вскакивает и склоняется через стол, так что своим носом почти касается Джонова, и бьет кулаком себе в грудь. - Я – серб! – В углах рта у него пузырится слюна. – Я – СЕРБ! - Восхитительно доходчиво, - выдавливает Джон и снова ныряет в людское море…»