Введение Цитаты (показано: 1 - 30 из 31 цитаты )

Еще более, чем ясные мысли и образы, существующие в сознании, от четырех основных стихий зависят сновидения. Множество трактатов связывают теорию четырех стихий с четырьмя органическими темпераментами. Так, один старинный автор, Лессий, писал в «Искусстве долгожительства»: «Сны желчных (т.е. холериков) состоят из огня, пожаров, войн, убийств; сны меланхоликов — из погребений, склепов, призраков, бегств, могил, разного рода печальных явлений; сны слизистых (т.е. флегматиков) — из озер, рек, наводнений, кораблекрушений; сны сангвиников — из птичьих полетов, скачек, пиров, концертов и даже из таких вещей, которые не дерзают назвать». Итак, «желчные», меланхолики, «слизистые» и сангвиники характеризуются соответственно огнем, землей, водой и воздухом. Их сновидения «обрабатывают» преимущественно ту материальную стихию, которая является их отличительной чертой. Введение, III
 «Раннее развитие не предлагает насильственное вскармливание грудных детей фактами и цифрами. Главное – введение нового опыта „вовремя“».  Раннее развитие часто сводят к тому, чтобы напичкать ребёнка информацией или научить читать и писать в раннем возрасте. Но что гораздо важнее – это развивать умение рассуждать, оценивать, воспринимать. Ребёнку скучно играть с готовой игрушкой, которую можно использовать только по какому-то одному назначению. Какая бы дорогая эта игрушка ни была, она не представляет ценности для ребёнка, если он не может что-то делать с ней руками или приспособить её в соответствий со своим богатым воображением. Не следует передоверять воспитание ребёнка другому лицу, особенно пока он маленький. Только родители, и особенно мать, могут сделать это успешно. Для этого им надо всё время учиться и думать. Родители должны сами выбрать метод воспитания, который кажется им наиболее убедительным.
Под фанероном я имею в виду общую совокупность всего, что так или иначе, в том или ином смысле является наличным сознанию, совершенно независимо от того, соответствует ли наличное какой-либо реальной вещи. Вопрос когда и которому сознанию остается в данном случае без ответа, ибо у меня нет ни тени сомнения, что черты такого фанерона, которые я обнаруживаю в своем сознании, во всякое время наличествуют и любому другому. ("Введение") <...> Очень убого представлять себе, что учение о категориях можно изложить за одну лекцию. Они должны вырасти в уме под жарким солнцем упорного мышления – ежедневного, ясного, сконцентрированного и целеустремленного мышления; и вы должны быть терпеливы, ибо для того, чтобы плод созрел, требуется немалое время. Категории – не мое изобретение, иначе это стало бы достаточным основанием их отвергнуть. Спутанные представления об этих элементах в философии появились еще в ее младенчестве – и никогда с тех пор не бывали полностью забыты. ("Случаи вырожденности")