Ящерица Цитаты (показано: 1 - 30 из 69 цитаты )

Мудрая ящерица! Притча-история Старца Паисия Святогорца Один раз к старцу Паисию Святогорцу приехал очень образованный и учёный человек. Он изучил много наук, но не верил в Бога. Он сказал старцу Паисию: — Мне трудно поверить в то, что Бог есть. Я так много всего знаю, и могу объяснить, почему и как всё происходит. И я не могу принять то, что ты говоришь о Христе. Старец внимательно выслушал его и сказал: — А ведь ты глупее ящерицы. Учёный сильно обиделся и стал возражать. Но старец сказал: Ты глупее ящерицы, я это тебе докажу. Рядом с домом старца жила одна его знакомая ящерица, и старец её позвал. Она подбежала к старцу. Отец Паисий спросил её, есть ли Бог? Тогда она поднялась, села на задние лапки и кивнула головой. Тут учёный растерялся и заплакал. А старец сказал ему: Теперь видишь, что ты глупее ящерицы? Она знает, что есть Бог. Ты человек, а не хочешь понять, что Бог существует. Ученый ушёл от старца растроганный и потрясённый.
Дракон нависал над ними. Между кончиками его перепончатых крыльев, которые казались в лучах восходящего солнца радужной дымкой с золотистыми прожилками, было около девяноста футов, да и в его поджаром как у гончей, когтистом как у ящерицы, покрытом змеиной чешуей теле было, пожалуй, не меньше. Вдоль узкого хребта шел гребень из острых зубьев, по форме напоминавших шипы розы. На загривке они достигали трех футов в высоту, но постепенно уменьшались и на кончике хвоста были не длиннее лезвия перочинного ножа. Шипы были серые, шкура дракона также имела серо-стальной оттенок, но с золотистым отливом. В его узких глазах бушевало зеленое пламя. Пасть дракона открылась, и из нее вырвался причудливой формы клуб дыма. Золотистые крылья с оглушительным грохотом рассекали воздух, поднимая сильный ветер, который пах гарью. Дракон сделал круг и степенно полетел на север.
Тематика:
Ежедневные потакания своей праздной лени, происходившие перед утренней переменой и возобновлявшиеся перед ударом обеденного колокола, чрезвычайно ценились Опусом Трематодом, добавлявшим в это время собственные облака табачного дыма к тем, что уже заволакивали потолок Профессорской. Он выдыхал их в таких количествах, что могло показаться, будто доски пола охвачены пламенем, а центром возгорания является как раз господин Трематод, лежащий, вот как сейчас, под углом в пять градусов к полу в позе, каковая хотя бы спасала его от асфиксии. Впрочем, если что и горело, так только табак в его трубке, и, лежа на спине и испуская белые кольца дыма из широкого, мускулистого, безгубого рта (несколько смахивающего на рот огромной, благодушной ящерицы), он олицетворял собою столь грубое пренебрежение ко всем вообще — своему и прочих людей — дыхательным органам, что оставалось только дивиться, как такой человек уживается в мире, в коем встречаются также хризантемы и юные девы.