Заплатить Цитаты (показано: 1 - 30 из 342 цитаты )

Надувала подходит к прилавку в пивной и требует пачку табаку. Получив, некоторое время ее разглядывает и говорит: — Нет, не нравится мне этот табак. Нате, возьмите обратно, а мне взамен налейте стакан бренди с водой. Бренди подается и выпивается, и надувала направляется к дверям. Но голос буфетчика останавливает его: — По-моему, сэр, вы забыли заплатить за стакан бренди с водой. — Заплатить за бренди? Но разве я не отдал вам взамен табак? Что же вам еще надо? — Но, сэр, прошу прощения, я не помню, чтобы вы заплатили за табак. — Что это значит, негодяй? Разве я не вернул вам ваш табак? Разве это не ваш табак вон там лежит? Или вы хотите, чтобы я платил за то, чего не брал? — Но, сэр, — бормочет буфетчик, совершенно растерявшись, — но, сэр… — Никаких «но», сэр, — обрывает его надувала в величайшем негодовании. — Знаем мы ваши штучки. — И, ретируясь, хлопает дверью.
Сегодня в городе моём — тоска. С утра закрыты казино и клубы, И воет ветер в водосточных трубах, Вдыхая с улицы седые облака, От упоенья этой музыкой слегка О жесть свои поранив губы… Сегодня я к себе гостей не жду. Мой город скрылся за густым туманом. И запил друг, который лучший самый, А я не в силах разделить его беду… И, вроде бывшая всё время на виду, Так быстро постарела мама… В такие дни приходится признаться, Что как бы не благоволил мой век, Всё меньше адресов, где я могу остаться, Не заплатив за ужин и ночлег. Сегодня в городе моём — печаль. От ощущенья неземной свободы Как будто распахнулись двери небосвода, Но на земле ещё так многого мне жаль… И я смотрю в обетованную мне даль, Не зная выхода и входа. В такие дни приходится признаться, Что как бы не благоволил мой век, Всё меньше адресов, где я могу остаться, Не заплатив за ужин и ночлег.
Жизнь была чарующей, но только без политики и религии. Это была жизнь детей потомков первопроходцев – жизнь после Бога – жизнь, в которой спасение можно было обрести и на Земле, находящейся на краю небес. Наверное, это лучшее, на что мы может надеяться, – мирная жизнь, стирающая границы между реальной жизнью и жизнью сна, – и все же, говоря это, я не перестаю сомневаться. Думаю, что в какой то момент все же наступила расплата. Думаю, ценой, которую мы заплатили за нашу золотую жизнь, стала неспособность окончательно поверить в любовь; вместо этого мы приобрели иронию, от которой увядало все, чего бы мы ни коснулись. И мне кажется, что ирония и есть та цена, которую мы заплатили за потерю Бога. Но тут я вспоминаю о том, что мы все же живые существа и у нас бывают – должны быть – религиозные порывы, но только в какие же расселины и щели утекают эти порывы в мире без религии? Я думаю об этом каждый день. Иногда я думаю, что это – единственное, о чем мне вообще следует думать.