Блокнот Цитаты (показано: 1 - 30 из 74 цитаты )

Провести хронометраж нетрудно. Возьмите любой блокнот, который вам удобно будет носить с собой. Лучше, чтобы он был ярким и заметным. И с самого утра начинайте фиксировать в нем все, что делаете в течение дня. Обращайтесь к блокноту примерно раз в полчаса-час и фиксируйте все дела с точностью до 5—10 минут. С помощью хронометража можно получить данные по таким, например, вопросам: – Какое количество (или процент) времени я трачу на долгосрочные приоритетные проекты? (Как правило, это около 20–30 % рабочего времени; желательно довести этот процент до 60–70.) – Какое количество времени я трачу на задачи, которые в принципе мог бы делегировать, но почему-то делаю сам? (В классическом тайм-менеджменте считается, что этот показатель не должен превышать 10 %.) – Какой процент времени я трачу на поглотители? (Показатель часто доходит до 50 %, двумя-тремя неделями хронометража его удается снизить до 10–20 %.)
Его фразеология была самой обычной. Он выражался четко и прямолинейно, был явно очень уверен в своих аргументах, его легко можно было понять и нетрудно переводить на английский язык. Казалось, все, что он хотел сказать, очень ясно складывалось в его мозгу. На столе перед ним лежал чистый блокнот для записей, который остался неиспользованным на протяжении всех переговоров. Он не делал там записей. Я пристально наблюдал за ним, когда время от времени он делал паузу, задумываясь о том, что сказать дальше, поэтому у меня была возможность поднять глаза от моего блокнота. <…> Единственной необычной особенностью в нем была продолжительность его речи. Во время всего утреннего заседания говорил практически он один, Саймон и Иден лишь время от времени вставляли замечание или задавали вопрос. Иногда Гитлер, казалось, замечал, что их интерес ослабевал, они, конечно, не понимали многого из того, о чем он говорил. Тогда он, обычно с интервалами в пятнадцать-двадцать минут, давал мне знак переводить.
Тематика:
Наш дом превратился в улей музыкального творчества. Хиллел постоянно играл на своей гитаре. Я приходил домой, а Фли играл себе в подъезде. Он должен был отрабатывать технику игры медиатором для Fear, но вместо этого сочинял проникновенные и эмоциональные фанковые рисунки. Я садился рядом, слушал, а потом говорил: «Да, в этом что-то есть! Я могу с этим поработать», - и бежал в свою комнату, брал блокнот и мы писали песню. Такой была формула написания наших песен, ей мы пользуемся и по сей день – то есть, в принципе, никакой особой формулы-то и нет. Мы просто показывали друг другу наработки, импровизировали, и по ходу дела я начинал вставлять какие-то фразы, делал записи. Это то, что выделяло нас среди многих других групп, у нас всё начиналось с импровизации и появлялось из джема. Мы просто работаем и смотрим, что получается.
Молодой журналист приходит к звезде, достает диктофон и блокнот и задает «главный ошибочный вопрос любого молодого журналиста». О том, что этот вопрос нельзя задавать, написаны диссертации. Лучшие преподаватели журналистики тратят семестры занятий, чтобы предостеречь студентов от задавания этого вопроса, подробно объясняя пагубность его смысла. В научных журналах можно обнаружить статьи, что этот вопрос пагубно действует на экологию. Молодого журналиста предупреждают, что, услышав этот вопрос, объект интервью начинает биться в истерике и выгоняет журналиста вон или начинает его презирать до конца жизни. Объект это делает потому, что начинает чувствовать себя героем моего любимого фильма Гарольда Рэмиса «День сурка» («Groundhog Day»), потому что слышал его миллион раз. Но дьявол побеждает! И молодой журналист, с остекленевшими глазами, задает тот самый «главный вопрос». Он говорит: «ДАВАЙТЕ НАЧНЕМ С ВАШЕГО ДЕТСТВА».