Британский Цитаты (показано: 1 - 10 из 127 цитаты )

Британский характер? Майкл уже давно подозревал, что внешние проявления его обманчивы; что члены парламента, театральные завсегдатаи, вертлявые дамочки в платьицах, туго обтягивающих вертлявые фигурки, апоплексические генералы, восседающие в креслах, капризные, избалованные поэты, пасторы-проповедники, плакаты и превыше всего печать — не такие уж типичные выразители настроения нации. Если не будут выходить газеты, представится, наконец, возможность увидеть и почувствовать британский характер; в течение всей войны газеты мешали этому, по крайней мере в Англии. В окопах, конечно, было не то: там сентименты и ненависть, реклама и лунный свет были «табу»; и с мрачным юмором британец «держался» — великолепный и без прикрас, в грязи и крови, вони и грохоте и нескончаемом кошмаре бессмысленной бойни. «Теперь, — думалось ему, — вызывающий юмор британца, которому тем веселее, чем печальней окружающая картина, снова найдет себе богатую пищу».
Тематика:
Британский экономист Е. Ф. Шумахер, известный как автор книги «Small is Beautiful», утверждает, что существуют два принципиально различных вида проблем: «сходящиеся» и «расходящиеся». У сходящихся проблем есть решение: «чем разумнее вы их изучаете, тем ближе к истинному ответу». У расходящихся проблем нет «верного» решения. Чем больше их изучают (притом люди разумные и знающие), тем в большей степени «получаемые ответы противоречат один другому». Трудность не в квалификации исследователей, а в природе самой проблемы. Если вы хотите из Бостона добраться на автомобиле до Олбани, есть разумный ответ на вопрос: «Как быстрее добраться до Олбани?». Совсем другая история с вопросом «А зачем вам ехать в Олбани?». Для Шумахера излюбленным примером «расходящейся проблемы» является вопрос: «Как воспитывать детей?». Самые разумные и образованные люди не в силах дать единственный правильный ответ.
Отстраненность стала новым качеством всех работников британских служб; это была более опасная форма управления, чем деспотизм или произвол, так как тут не терпелось даже последнее звено между деспотом и его подданными, образуемое взятками и дарами. Сама неподкупность британской администрации делала деспотический аппарат управления более бесчеловечным и недоступным для подданных, чем любые азиатские правители и завоеватели. Неподкупность и отстраненность были символами абсолютного расхождения интересов до такой точки, где им не разрешено даже конфликтовать. По сравнению с этой ситуацией эксплуатация, угнетение или коррупция выглядели гарантами человеческого достоинства, так как эксплуататор и эксплуатируемый, угнетатель и угнетенный, подкупающий и подкупаемый жили в одном мире, стремились к одним целям, боролись друг с другом за обладание одними и теми же вещами, а отстраненность разрушила эту terrium comparationis.