Дежурный Цитаты (показано: 1 - 30 из 51 цитаты )

Чтение смсок мужа. Обычно после этого в нашей семье бывают несущественные кадровые перестановки, как то: я всегда собираюсь уйти к маме, но никогда не захожу дальше ПОПЫТКИ собрать вещи. Ключевое слово – ПОПЫТКА. Дело в том, что шмоток у меня много, и перспектива заталкивать все великолепие обратно в шкаф не особенно-то и радует. То есть, если шмотки собраны – надо сваливать, а так как сваливать я, откровенно говоря, не собираюсь, приходится хитрить. Поэтому я вытаскиваю дежурный свитерок, заталкиваю его в дежурный же пакетик и хожу по комнате с причитаниями, ожидая, когда супруг полностью раскается и скажет что-нибудь вроде «ну куда ты собралась, никуда уходить не надо». Супруг мой – человек ученый и свою роль знает на все 100%. Подождав, пока я хорошенько напричитаюсь, он неизменно произносит «останься», и дежурный свитерок вновь отправляется в шкаф. (Индийский кинематограф отдыхает и давится от зависти
Раз так вот на станции идет с патрулем дежурный лейтенант. Судьба известная. Простой взводный, и связей у него нигде. Вдруг из проходящего поезда сержант: так и так, мол, товарищ лейтенант, деньги потерял. Не можете ли выдать казенных двести рублей, сразу по приезду пришлю. А у лейтенанта свои как раз были, в карты там выиграл или чего еще. «На — говорит, — тебе мои!» Тот поблагодарил, аккуратно все записал в книжечку: имя отчество, номер части и уехал. Лейтенант и думать забыл, как вдруг перевод. И приписка к нему: спасибо за доверие, но это еще не все. В самое ближайшее время ждите счастливого изменения судьбы. И точно, проходит месяц, вдруг внеочередной приказ: такому то — присвоить старшего лейтенанта. Через два месяца еще приказ — капитана, потом майора. И года не прошло, стал мужик полковником. Затем опять получает письмо: помните, мол, того сержанта, которому двести рублей не побоялись дать взаймы. А был тот сержант писарь простой из главного штаба…
Главное, неприятно, что именно в тот момент, когда мистер Кармайкл прошаркал мимо в своих желтых шлепанцах, с книгой под мышкой, едва кивнул на ее вопрос, к ее досаде на мужа примешалось чувство, что ей не доверяют; что вся ее эта жажда давать, помогать - сплошное тщеславие. Не для собственного ли удовольствия ей так не терпится помогать, давать, чтоб потом говорили: "Ах, миссис Рэмзи! Милая миссис Рэмзи... миссис Рэмзи вообще..." и нуждались бы в ней, посылали за ней, ее восхваляли? Не того ли она втайне желает? И потому, когда мистер Кармайкл шарахнулся от нее, пробираясь в укромный уголок, чтоб засесть там за дежурным акростихом, ее не просто оскорбили в лучших чувствах, ей указали на известную мелкость в ней самой и в человеческих отношениях - что они с червоточиной, недостойны, эгоистичны - даже самые лучшие из отношений.
Великий роман, который нам сопротивляется, не обязательно более трудный, чем какой-нибудь другой… просто между ним, при всем его величии, и нами, при всей способности его «понять», на которую мы претендуем, не происходит некая химическая реакция. В один прекрасный день мы вдруг попадем в такт с романом Борхеса, который до сих пор не подпускал нас к себе, но роман Музиля так и останется для нас чужим…Тогда выбор за нами: мы можем думать, что сами виноваты, что чего-то у нас в мозгах не хватает, что есть в нас какая-то неизживаемая тупость, а можем искать причину в очень спорной области вкуса и постараться определить свой. Благоразумнее всего рекомендовать детям второй вариант. Тем более что он может доставить им изысканное удовольствие: перечитывать, наконец-то понимая, почему книга им не нравится. И еще одно удовольствие, невзыскательное: спокойно выслушивать дежурные вопли педанта от литературы:— Да как же можно не любить Стенда-а-а-а-а-аля?!Можно.