Ферма Цитаты (показано: 1 - 30 из 86 цитаты )

Тематика:
МОЛОЧНИЦА И ПОДОЙНИКОдин Сенатор как-то размечтался: «На те деньги, что мне обещаны, если я подам в Сенате голос за субсидирование ферм для разведения кошек, можно будет обзавестись набором инструментов для краж со взломом и открыть банк. Доход с этого предприятия даст мне возможность приобрести шхуну — черную, с длинным, низким корпусом, поднять на ней пиратский флаг и заняться коммерческими операциями на океанских просторах. Полученные барыши я пущу в уплату за избрание меня Президентом, а на этом поприще я выручу за четыре года, считая по пятидесяти тысяч долларов ежегодных...» Но на этот подсчет ему понадобилось так много времени, что голосование за выдачу субсидий кошачьим фермам прошло без его участия, вследствие чего он вернулся к своим избирателям честным человеком, терзаемым угрызениями чистой совести.
Тематика:
Когда заболевает фермер, пашню возделывают другие фермеры. Когда заболевает солдат, его кладут в лазарет, а на бранное поле посылают другого солдата. Когда заболевает торговец, кто-нибудь другой – скажем, жена – выполняет его повседневные обязанности в лавке. Когда заболевает королева, миллионы подданных молятся о ней и в спальном крыле дворца придворные ходят на цыпочках и разговаривают шепотом. Но жизнь фермы, армии, торговой лавки или государства продолжает идти своим чередом. Если тяжело заболевает писатель, все останавливается. Если он умирает, творческий процесс навсегда прекращается. В этом смысле участь известного писателя очень похожа на участь знаменитого актера – но даже у самых знаменитых актеров есть дублеры. У писателя таковых нет. Заменить его никто не может. Его голос неповторим и уникален.
Я не отводила взгляда от их обкусанных до крови ногтей. Думаете, они завалили меня на солому? Нет, все трое были слишком пьяны и боялись нагнуться, чтобы не упасть. Так что меня прижали к ледяной стене коровника – какая-то труба больно упиралась в спину. А уж как они дергались, пытаясь справиться с ширинками… Жалкое зрелище. Они причинили мне чудовищную боль. Словами мало что объяснишь, но я повторю, если кто вдруг недопонял: мне сделали ужасно больно. […] Спиртное лишило их сил, но я все равно сделала каждому укол кетамина. Не хотела, чтобы они дергались и мешали мне работать. Потом надела стерильные перчатки и продезинфицировала инструменты бетадином. Слегка оттянула кожу мошонки. Сделала скальпелем небольшой надрез. Вытащила яички. Отрезала. Аккуратно зашила все внутри кетгутом №3,5. Вложила «хозяйство» обратно в мошонки и наложила швы. Очень чистая работа. Хозяину фермы – тому, кто вызвал меня по телефону и был особенно груб, - я пришила его яйца к кадыку. А. Гавальда "Кетгут"
Играющие в песке на морском побережье дети могут сколько угодно укреплять свои замки, рыть водоотводные каналы и притаскивать булыжники, чтобы выстроить защитные стены. Все эти инженерные ухищрения - до первого прилива, который смоет их равнодушно, как смывает тайваньские небоскребы. Человек - вошь перед первозданной мощью океана, и американские города растворятся в соленой воде точно так же, как города японские, немецкие или российские. И бессильно разведет руками всемогущий Сергей Кочубеевич Шайбу, второй после Господа. Надломятся и сползут в бездну близнецы Петронас в Куала-Лумпуре, лопнут усталые фермы Эйфелевой башни, обратятся в мраморную крошку и сгинут пережившие сотни поколений дворцы и храмы вечного Рима, под сомкнувшимися волнами блеснет на прощание, как брошенная на память золотая монета, купол мечети Аль-Акса, расколется сокрытый под ней Краеугольный камень, и вместе с белыми клочками иудейских записок к Иегове водные вихри невиданной силы закружат титанические глыбы Стены плача.