Грудь Цитаты (показано: 1 - 30 из 1768 цитаты )

– А если мне захочется сказать тебе, что я обожаю твою грудь? Я против, чтобы какой-нибудь похотливый сотрудник китайской Штази получал от этого удовольствие! Я завел мотор, не дав Кейре времени ответить. – А ты и вправду хотел сказать мне, что обожаешь мою грудь? – Именно так! Следующие пятьдесят километров мы проехали в полном молчании. – А если настанет день, когда мне отнимут одну грудь, а может, даже обе, тогда что? – Тогда я буду балдеть от твоего пупка – я же не говорил, что обожаю только твою грудь! Еще пятьдесят километров мы опять не проронили ни слова. – А не мог бы ты составить список того, что ты во мне любишь больше всего? – вновь за-говорила Кейра. – Конечно, но чуть позже. – А когда? – Когда настанет подходящий момент. – А когда он настанет, этот подходящий момент? – Когда я составлю список того, что я люблю в тебе больше всего.
Тематика:
Тематика:
Ее же собственный отец, — со вкусом повествовала Диана, — ее уложил, усыпил и каленым железом провел по ее устам. Так он уверился, что тело отрешено от внешних воздействий. На шее у нее было монисто в виде кусающей свой хвост змеи. Ну вот, отец ожерелье с нее снимает, вынимает из корзинки живую змею, укладывает Софии на лоно… Змей прекрасен, он ползет как танцует. Проползает по ее телу до шеи и ложится на место мониста. А оттуда восходит к лицу, проникает дрожащим язычком между губ и с шипением целует. Он такой обольстительно… скользкий… София пробуждается, из уст течет пена, она подымается и застывает подобно статуе, отец ей расстегивает корсаж и обнажает груди! Тогда он палочкою чертит на этих грудях вопрос, и буквы выделяются алым цветом на плоти, и змей, уснувший змей с шипением ползет и хвостом чертит буквы, на голых грудях Софии чертит ответ.
— Вы находитесь во власти сострадательных людей, которые желают спасти вашу душу, предав вас смерти. Вы умрете… Никто не придет вам на помощь… Покайтесь в ваших грехах и умрите добровольно, или… — Добровольно?! Боже меня сохрани! Мне жизнь еще не надоела. Убирайтесь вы к черту с вашей философией… — Решайтесь же, — прибавила Эмма, вынимая револьвер. — Я не хочу умирать! — стонал несчастный. — Кайтесь. Молитесь. Я приношу вас в жертву во имя Отца и Сына, и Святого Духа, аминь! Раздался выстрел. Пуля засела в правой руке. Студент упал на колени. — Сжальтесь!.. Пощадите… — как стон вырвалось из его груди. — Господь милосерден, — отвечала Эмма, хладнокровно продолжая стрелять, словно в мишень: еще две пули попали в живот и, наконец, пятая — в грудь. — Так убейте ж меня поскорее! — взмолился Пиктурно. Грянул выстрел… голова несчастного юноши склонилась на грудь… и его не стало… — Умер, — жертвоприношение совершилось.