Гул Цитаты (показано: 1 - 30 из 508 цитаты )

Гулом восстаний, на эхо помноженным. Нас       больше европейцев —             на двадцать сто. Землею    больше, чем Запад, Но мы —         азиатщина,          мы —             восток. На глотке         Европы лапа. В Европе         женщины          радуют глаз. Мужчины          тают          в комплиментных сантиментах. У них манишки,           у них газ. и пушки    любых миллиметров и сантиметров. У них —        машины.          А мы             за шаг, с бою    у пустынь          и у гор взятый, платим жизнью,           лихорадками дыша. Что мы?!        Мы — азиаты. И их рабов,       чтоб не смели мычать, пером    обложил           закон многолистый. У них под законом          и подпись             и печать. Они — умные,       они — империалисты. Под их заботой       одет и пьян закон:    «закуй и спаивай!»; они культурные,            у них          аэропланы, и газ,    и пули сипаевы.
Спектр значений русского слова «гулять» весьма широк – от академически-невинного «пойдем погуляем» до сакраменального, наделенного оттенками явной или неявной деструктивности «ох, погуляли вчера». Гуляют по улице, гуляют в саду, гуляют на свадьбе (да еще как), гуляют «по буфету», или уж совсем: «гуляет с кем попало, вот и нагуляла». Гуляют все! И мы гуляем. И будем гулять независимо ни от чего. «Улица корчится безъязыкая», - написал поэт. Можно сказать и так. Но можно и по-другому. Улица, даже самая безлюдная и самая захолустная всегда зрелищна и всегда эстетически содержательна. Вопрос лишь в том, умеем ли мы различать театральную, музыкальную и поэтическую составляющую повседневной уличной жизни. Умеем ли мы отдаваться ритму дворницкой метлы. Умеем ли обнаруживать радугу в струях поливальных машин. Умеем ли разглядеть за анонимной физиономией первого встречного экзистенциальную драму. Готовы ли воспринять как поэтическое откровение корявую надпись на ржавом гараже.
Тематика:
Простые, тихие, седые, Он с палкой, с зонтиком она, — Они на листья золотые Глядят, гуляя дотемна. Их речь уже немногословна, Без слов понятен каждый взгляд, Но души их светло и ровно Об очень многом говорят. В неясной мгле существованья Был неприметен их удел, И животворный свет страданья Над ними медленно горел. Изнемогая, как калеки, Под гнетом слабостей своих, В одно единое навеки Слились живые души их. И знанья малая частица Открылась им на склоне лет, Что счастье наше — лишь зарница, Лишь отдаленный слабый свет. Оно так редко нам мелькает, Такого требует труда! Оно так быстро потухает И исчезает навсегда! Как ни лелей его в ладонях И как к груди ни прижимай, — Дитя зари, на светлых конях Оно умчится в дальний край! Простые, тихие, седые, Он с палкой, с зонтиком она, — Они на листья золотые Глядят, гуляя дотемна. Теперь уж им, наверно, легче. Теперь все страшное ушло, И только души их, как свечи, Струят последнее тепло.
Жена встретила Звягина кухонной возней. — Гулял? — доброжелательно поинтересовалась она. — Гулял, — согласился Звягин. — После суточного дежурства? — После суточного дежурства. — А это что? — Жена обличающе указала на молочные бутылки. — Это бутылки из-под молока, — честно ответил Звягин. — Сколько! — Ну, четыре… Тебе что, жалко? — Мне тебя жалко, Леня, — в сердцах сказала жена и швырнула передник на стол с посудой. — Что у тебя опять — глаза горят, подбородок выставлен! Что ты опять задумал? — Очередной подвиг, — закричала из своей комнаты дочка. — А разве лучше, когда папа изучает историю разведения верблюдов или коллекционирует карандаши? — Она всунулась в дверь, состроила гримасу. — Должно быть у мужчины хобби или нет? А быть суперменом и все мочь — разве это не достойное настоящих мужчин хобби?