Индийский Цитаты (показано: 1 - 30 из 110 цитаты )

Индийская музыка способна звучать, минимум, в семидесяти двух основных тональностях, ну, и в каких нибудь нескольких сотнях дополнительных. Тональность – это и есть рага, своеобразная музыкальная рамка, внутри которой исполнитель свободно импровизирует как бог на душу положит. (Вот почему тут не поют песен хором, даже во время праздничного застолья!) Европейское ухо подобных тонкостей вообще не улавливает, особенно если на него медведь наступил. В Индии ты не услышишь чистого тона или продолжительного звучания неразукрашенной ноты. Это считается примитивным. Певец или музыкант на «ровной дорожке» обязательно даст трель или форшлаг, он все сделает, чтобы не оскорбить слух индийца отчетливо проявленной мелодией во всей ее неприкрытой наготе. Поэтому европейские певцы здесь не пользуются большим успехом. Некий трепетный бенгалец, слушая пение прославленного Бениамино Джильи, записанное на пластинку, в ужасе заметался по квартире, подумал: кто то попал в беду и он слышит крик о помощи.
Почти во всех вариантах буддийской религии есть колесо, которое символизирует круговорот жизни и смерти. Простые люди приходят и крутят эти колеса, установленные в монастырях, ассоциируя вечность души с цикличностью жизни и смерти. Поэтому восточные люди не боятся смерти, поскольку за ней придет новая жизнь. Это, в частности, выражается в стиле вождения автомобиля индийскими и непальскими водителями. Дороги здесь плохие и очень узкие, ограничений в скорости нет. Все машины, включая огромные грузовые "Таты" и величиной с консервную банку "Марути", мчатся на огромной скорости, делая тройные и четверные обгоны. Начинаешь хорошим словом вспоминать наших гаишников. Такое ощущение, что идешь в лобовую атаку. Водитель на твои замечания о том, что мы можем погибнуть, покачивает головой, всем видом давая понять, что это так. Тысячи километров Индии и Непала нам дались ой-ой как. Все-таки мы не привыкли так легко расставаться с жизнью.
Чтение смсок мужа. Обычно после этого в нашей семье бывают несущественные кадровые перестановки, как то: я всегда собираюсь уйти к маме, но никогда не захожу дальше ПОПЫТКИ собрать вещи. Ключевое слово – ПОПЫТКА. Дело в том, что шмоток у меня много, и перспектива заталкивать все великолепие обратно в шкаф не особенно-то и радует. То есть, если шмотки собраны – надо сваливать, а так как сваливать я, откровенно говоря, не собираюсь, приходится хитрить. Поэтому я вытаскиваю дежурный свитерок, заталкиваю его в дежурный же пакетик и хожу по комнате с причитаниями, ожидая, когда супруг полностью раскается и скажет что-нибудь вроде «ну куда ты собралась, никуда уходить не надо». Супруг мой – человек ученый и свою роль знает на все 100%. Подождав, пока я хорошенько напричитаюсь, он неизменно произносит «останься», и дежурный свитерок вновь отправляется в шкаф. (Индийский кинематограф отдыхает и давится от зависти
Почему жизнь — сплошной дурдом, Кетут? — спрашиваю я старика наутро. — Бхута иа, дева иа, — отвечает тот. — Это что значит? — Человек — демон, человек — бог. И то и другое правда. Знакомое утверждение. Вполне в духе индийской философии, вполне в духе йоги. Как много раз объясняла моя гуру, идея в том, что все люди рождаются с равным потенциалом к деградации и развитию. Элементы тьмы и света одинаково присутствуют в каждом, и от человека зависит (или от семьи, или от общества), что выйдет на поверхность — добродетель или порок. Безумия, творящиеся на планете, по большей части являются результатом человеческой неспособности обрести эффективное внутреннее равновесие. В результате мы все, на личном и коллективном уровне, становимся невменяемыми. — Но как можно исправить этот безумный мир? — Никак. — Кетут рассмеялся, но добродушным смехом. — Такова природа мира. Такова судьба. Думай лишь о том, как самой не сойти с ума, — постарайся достичь мира в своей душе.