Конкретный Цитаты (показано: 1 - 30 из 520 цитаты )

Тематика:
В области стиля переводчику следует хорошо усвоить поэтику автора по отношению к этому вопросу. У каждого поэта есть свой собственный словарь, часто подкрепленный теоретическими соображениями. Ворд-сворт, например, настаивает на употреблении разговорного языка. Гюго — на пользовании словами в их прямом значении. Эредиа — на их точности. Верлен, наоборот, на их простоте и небрежности и т. д. Следует выяснить также — это особенно важно — характер сравнений у переводимого поэта. Так, Байрон сравнивает конкретный образ с отвлеченным (знаменитый пример у Лермонтова — «Воздух чист и свеж, как поцелуй младенца»), Шекспир — абстрактный с конкретным (пример у Пушкина — «Когтистый зверь, грызущий сердце, совесть»), Эредиа — конкретный с конкретным («Как стая кречетов, слетев с родимых скал… прощались с Палосом бойцы и капитаны»), Кольридж берет образ сравнения из числа образов данной пьесы («и пела каждая душа, как та моя стрела»), у Эдгара По сравнение переходит в развитие образа и т. д.
Главная характеристика всех учений Будды: они за¬думаны для приспособления к потребностям и спо¬собностям каждого отдельного человека. Поскольку все люди имеют различные интересы, проблемы и образ жизни, никакой метод обучения не может под¬ходить каждому и всякому. Сам Будда объяснял, что для того, чтобы достучаться до разума конкретного ученика, пришедшего из конкретных условий жизни, он будет преподавать конкретное вероучение. Так, в ответ на один и тот же вопрос в зависимости от кон¬текста в определенные моменты необходимо ответить «да», в другие же моменты более уместно отвечать «нет» . Именно в этом зиждется сила буддизма, в частности гибкость его методов и практики, первостепенное зна¬чение, придаваемое опыту каждого человека, и стрем¬ление не ограничиваться одним только интеллектуаль¬ным и философским знанием или слепой верой.
У мало подготовленного читателя может возникнуть вопрос: не занимается ли наука такими отвлеченностями, которые в сущности вовсе не нужны? Не все ли равно, разложим или неразложим мотив, не все ли равно, как выделять основные элементы, как классифицировать сказку, изучать ли ее по мотивам или по сюжетам? Поневоле хочется постановки каких-то более конкретных, осязаемых вопросов, - вопросов более близких всякому человеку, просто любящему сказку. Но такое требование основано на заблуждении. Приведем аналогию. Возможно ли говорить о жизни языка, ничего не зная о частях речи, т. е. о известных группах слов, расположенных по законам их изменений? Живой язык есть конкретное данное, грамматика - его отвлеченный субстрат. Эти субстраты лежат в основе очень многих жизненных явлений, и сюда именно и обращено внимание науки. Без изучения этих отвлеченных основ не может быть объяснена ни одна конкретная данность.