Крик Цитаты (показано: 1 - 30 из 727 цитаты )

Крик, которым он заявил о своем рождении, крик из-под разделочного стола, приведший на эшафот его мать, не был инстинктивным криком о сострадании и любви. Это был взвешенный, мы чуть было не сказали, зрело взвешенный крик, которым новорожденный решительно голосовал против любви и все-таки за жизнь. Впрочем, при данных обстоятельствах одно было возможно только без другого, и потребуй ребенок всего, он без сомнения тут же погиб бы самым жалким образом. Хотя… он мог воспользоваться тогда предоставленной ему второй возможностью — молчать и выбрать путь от рождения до смерти без обходной дороги через жизнь, тем самым избавив мир и себя от огромного зла. Однако, чтобы столь скромно уйти в небытие, ему понадобился бы минимум врожденного дружелюбия, а им он не обладал. Он был с самого начала чудовищем. Он проголосовал за жизнь из чистого упрямства и из чистой злобности.
В Кении живут весьма резвые обезьяны, которых местные жители называют «зелеными кошками». Способность их общаться звуками поразительна. Группа американских и европейских ученых (П. Марлер и другие) записала на магнитофон и изучила крики этих обезьян, которые они издают при виде различных хищников. Ритмичное пощелкивание означает «леопард». Серия быстрых свистящих звуков значит, что пo земле ползет змея. При этом на ядовитую змею и на питона звуки издаются несколько разные. Совершенно особые звуки означают тревогу при появлении хищной птицы, паврганов и людей. Воспроизведение обезьянам магнитофонных записей этих звуков даже в отсутствие реальных объектов вызывало характерное поведение «зеленых кошек»: крики на леопарда — поднятие на дерево, крики на орла — взгляд вверх, крики на змею — взгляд вниз. В их лексиконе есть даже «слова», обозначающие «безоружный человек» и «человек с винтовкой или биноклем».
Не надо мне лекарств и докторов, И вы, чьи матери покуда живы — Не тратьте на меня сердечных слов, Казаться будет мне: они фальшивы. Я не виню вас, не питаю зла, Но мне участье ваше не поможет — Покуда мать моя жива была, Я сострадать был не способен тоже… Чем тех жалеть, кого уж нет в живых, Чем плакать соучастливо со мною, Щадите лучше матерей своих — От собственных невзгод, от бед чужих — Оберегайте их любой ценою! Я вас прошу: и ныне, и всегда Вы матерей своих жалейте милых, Не то поверьте мне, вас ждёт беда — Себя вы не простите до могилы. А я вдруг задыхаюсь среди дня, Вдруг просыпаюсь с криком среди ночи, Мне чудится, что мать зовёт меня, Мне кажется, я слышу крик: «Сыночек!» … Вы, приходящие ко мне сейчас — Велик ли прок от ваших взглядов слёзных? Своих живых — я заклинаю вас!!! - Жалейте матерей, пока не поздно…
Тематика:
Опозоренная, трагическая, она была вся передо мной; но, пока я смотрела на нее, стараясь запомнить ее черты, страшное видение исчезло. Темная, как полночь, в черном платье, с горестным, страдальческим выражением прекрасного лица, она посмотрела на меня, словно говоря, что ее право сидеть за моим столом ничуть не меньше моего права сидеть за ее столом. Пока эти мгновения длились, меня пронзило странным холодом чувство, что это я здесь незваная гостья. Бурно восстав против этого и прямо к ней обращаясь, я крикнула: "Вы ужасная, жалкая женщина!" - и услышала собственный крик; через открытую дверь он разнесся по коридору и дальше по всему пустому дому. Она посмотрела на меня так, будто слышала мой крик, но я уже пришла в себя и замолчала. Через минуту в комнате не было ничего, кроме солнечного сияния и чувства, что мне должно здесь остаться.
Когда роняешь на пол стакан или тарелку, раздается громкий стук. Когда разбивается стекло, ломается ножка стола или со стены падает картина, это прозводит шум. Но когда разбивается сердце, оно разбивается бесшумно. Казалось бы, должен раздаться невероятный грохот или какой-нибудь торжественный звук, например удар гонга или колокольный звон. Но нет, это происходит в тишине, и хочется, чтобы грянул гром, который отвлек бы вас от боли. Если звуки и есть, то они внутри. Крик, который никто, кроме вас, не слышит. Он такой громкий, что у вас звенит в ушах и раскалывается голова. Он бьется в груди, как огромная белая акула, пойманная в море, и напоминает рев медведицы, у которой отняли медвежонка. Но таково свойство любви - для нее нет неуязвимых. Это дикая, жгучая боль, открытая рана, которую разъедает соленая морская вода, но когда сердце разбивается, это происходит беззвучно. Внутри у вас все надрывается от крика, и этого никто не слышит.