Лазейка Цитаты (показано: 1 - 29 из 29 цитаты )

Тематика:
Ты свистни - тебя не заставлю я ждать... Ты свистни - тебя не заставлю я ждать, Ты свистни - тебя не заставлю я ждать, Пусть будут браниться отец мой и мать, Ты свистни, - тебя не заставлю я ждать!Но в оба гляди, пробираясь ко мне. Найди ты лазейку в садовой стене, Найди три ступеньки в саду при луне. Иди, но как будто идешь не ко мне, Иди, будто вовсе идешь не ко мне. А если мы встретимся в церкви, смотри: С подругой моей, не со мной говори, Украдкой мне ласковый взгляд подари, А больше - смотри! - на меня не смотри, А больше - смотри! - на меня не смотри!Другим говори, нашу тайну храня, Что нет тебе дела совсем до меня, Но, даже шутя, берегись, как огня, Чтоб кто-то не отнял тебя у меня, И вправду не отнял тебя у меня!Ты свистни - тебя не заставлю я ждать, Ты свистни - тебя не заставлю я ждать, Пусть будут браниться отец мой и мать, Ты свистни, - тебя не заставлю я ждать!
Я, как и мои знакомые, понимал, что войны в Европе не избежать, но понимал как-то умозрительно. Так человек знает, что он смертен, но все-таки не верит, что это может случиться с ним. Война была так же непостижима для моего сознания, как и смерть. Я не мог ее представить, потому что за ней ничего не было видно. Разум отказывался ее принимать; так зрителю не дано увидеть, что происходит за кулисами театра. Война, как и смерть, перечеркивала мое представление о будущем. Стена, за которой — неизвестность. Стена означала мгновенный и безоговорочный крах моего мира. Когда я думал о ней, меня охватывал тоскливый ужас и начинало противно сосать под ложечкой. И я либо отмахивался от неприятных мыслей, либо память милосердно подсовывала мне свои лазейки. И, как каждый человек при мысли о собственной смерти, я втайне шептал себе: «А вдруг? Вдруг пронесет? Вдруг обойдется?»
— Знаешь, когда я в первый раз осознала, что мой Ванька – мужчина? Это ужас такой был… Наверное, ему года полтора было. Ну, может, два. Я не помню, он, кажется, натворил что-то такое, и я его ужасно ругала. На кухне это было. Ругала я его, ругала, а он слушал, слушал так серьёзно… потом взял стул, подтащил ко мне поближе, взобрался на него и стал меня гладить по голове, представляешь? И даже не гладить, а так снисходительно похлопывать. Похлопывает и говорит: «Ядно, ядно, всё. Узе всё. Тпокойно. Ты хоёсая. Хоёсая». И с такой снисходительностью он это всё говорил, с таким, знаешь, великодушным превосходством, что я просто онемела. И поняла: это и правда «узе всё». И за что бы я ему теперь ни выговаривала, он всё равно это воспримет, как положено мужчине: у женщины дурное настроение, ПМС, климакс и прочие радости, надо дать ей выговориться и не обращать внимания. И она успокоится. Ты представляешь, как рано мой стервец отыскал эту их мужскую лазейку!
— Люди ненавидят демократию исключительно в силу собственного несовершенства. Видишь ли, они слишком глупы, чтобы заниматься бизнесом, слишком ленивы, чтобы честно и много трудиться в качестве наемных служащих, слишком продажны, чтобы сколько-нибудь долго заниматься политикой, слишком умственно несамостоятельны, чтобы не читать свободную прессу, и слишком порочны, чтобы не смотреть похабствующее телевидение. Дело, таким образом, не в демократии, а в самих людях. — Но ведь их такими создал Бог, — заметил Берендеев. — Но ведь Бог создал все, значит, он создал и демократию, — возразил Рыбоконь. — Разве Бог виноват, что люди ищут и находят возможности для собственного ухудшения при любом общественно-политическом строе? — Ты полагаешь, что Бог, управляя сущим, придерживается демократических норм? — спросил Берендеев. — Полагаю, что да, — ответил Рыбоконь, — но люди, видишь ли… находят разного рода лазейки.