Мучитель Цитаты (показано: 1 - 30 из 51 цитаты )

Тематика:
Homo ferox, изощренный мучитель животных, который ценой огромных расходов растит фазанов лишь затем, чтобы их убивать; который терпеливо обучает прочих животных ремеслу убийцы; который живьем сжигает крыс, - я видел это однажды в Ирландии, - дабы их визгом припугнуть иных грызунов; который вызывает у домашних гусей перерождение печени, чтобы затем повкуснее поесть; который отпиливает у скота живые рога для удобства транспортировки; который иглой ослепляет щеглов, чтобы они запели; который заживо варит в кипятке омаров и раков, хоть и слышит их пронзительные вопли; который уничтожает войнами собственный вид и каждые сто лет губит по девятнадцати миллионов его представителей; который публично казнит себе подобных, если суд признает их виновными в преступлении; который выдумал способ терзать с помощью розги своих же детенышей, и который свозит их в концентрационные лагеря, именуемые школами, где те же самые муки причиняются детям специально уполномоченными субъектами...
Существует по меньшей мере четыре типа примирения, которые, впрочем, могут наслаиваться друг на друга: примирение, обусловленное истощением конфликтующих сторон, намеренным забвением, амнистией и публичным обсуждением. В первом случае оружие про-сто слагается без какого-либо исследования истоков этой резни, во втором стороны связывает пакт молчания, в третьем провозглашается упразднение прошлого, которое в случае необходимости, как в Алжире, сопровождается запретом даже упоминать о нем под страхом уголовного наказания «любого, кто решится обратить национальную трагедию себе на пользу»; и, наконец, в последнем палачи и их жертвы переходят к диалогу. Этот диалог, в свою очередь, делится на несколько разновидностей: виновные отдаются на рас-терзание народному гневу, и народ примиряется за счет отмщения своим мучителям; или же последние вновь интегрируются в национальное сообщество
Тематика:
Просвистела острога, горячая струя взметнулась из жестокой раны, и кит, пронзённый непереносимой болью, выпустив фонтан крови, в слепой, бешеной ярости бросился на вельбот своего мучителя, обливая лодки с их ликующими экипажами потоками кровавой пены и пятная борта. Вельбот Фласка был перевёрнут. Но то был последний натиск умирающего животного. Совершенно ослабев от потери крови, кит беспомощно закачался на волнах в стороне от следов своего разрушительного бешенства; тяжело дыша, повернулся на бок, бессильно колотя воздух обрубком плавника, потом стал медленно вращаться, словно угасающий мир; обратил к небесам белые тайны своего брюха; вытянулся бревном; и умер. Грустно было видеть его последний замирающий фонтан. Казалось, чья-то невидимая рука постепенно отключала воду большого дворцового водомёта, и крутоструйная колонна всё опадала и опадала с унылым угасающим журчанием – так опадал последний, долгий фонтан умирающего кита.
ТАМ ЛЮДИ бледные живут томясь, недужа тяжкой жизнью год от года, и умирают, миру изумясь. Ночной порой их хрупкая порода отчаянный не замечает час, когда улыбкой рот, как рот урода, раскрыт в зиянье масок и гримас. Служа вещам бессмысленным за двух, бесславно и покорно лямку тянут, одежды на плечах исчахших вянут, и руки превращаются в старух. Толпа теснит нещадно их, как в драке, хоть сил у них сопротивляться нет. И разве что бездомные собаки плетутся сбоку или им во след. Мучителей стоят над ними сотни, кричит на них ударом каждый час. И днями у больничной подворотни толкутся, дня приёмного страшась. Там - смерть. Не та что гладит и жалеет и нежит их в младенчестве больном, а крошка смерть, забравшаяся в дом. Своя же смерть висит и зеленеет у них внутри незреющим плодом. ЛЮБОМУ, Боже, смерть его пошли той самой жизнью умирать, когда в нем горе, разум и любовь прошли!(Перевод С. Петрова)