Написать Цитаты (показано: 1 - 30 из 1825 цитаты )

А по глубинной сути нашей работы лучше всех проехались два американских классика ХХ века. Джозеф Хеллер с целым романом «Портрет художника в старости» и Чарлз Буковски с одной-единственной репликой. Честно и точно рубанул: «С писателями просто беда. Если то, что он написал, издается и расходится во многих экземплярах, писатель считает себя великим. Если то, что он написал, издается и продается средне, писатель тоже считает себя великим. Если же то, что он написал, издается и расходится очень слабо, писатель все равно считает себя великим. Ну, а если то, что он написал, вообще никогда не издавалось, и у него не было денег, даже чтобы напечатать это самому, то тогда он считает себя истинно великим. Истина же заключается в том, что величия во всем этом говне очень мало… Единственное, что верно, – это то, что у самых плохих писателей больше всего уверенности в этом самом величии и меньше всего сомнений в себе».
Однажды нам велели написать в классе сочинение на тему «Я помогаю маме». Я взяла ручку и стала писать: «Я всегда помогаю маме. Я подметаю пол и мою посуду. Иногда я стираю носовые платки». Больше я не знала, что писать. Я посмотрела на Люську. Она так и строчила в тетрадке. Тут я вспомнила, что один раз постирала свои чулки, и написала: «Ещё я стираю чулки и носки». Больше я уж совсем не знала, что писать. Но нельзя же сдавать такое короткое сочинение! Тогда я написала: «Ещё я стираю майки, рубашки и трусы». Я посмотрела вокруг. Все писали и писали. Интересно, о чём они пишут? Можно подумать, что они с утра до ночи помогают маме! А урок всё не кончался. И мне пришлось продолжать: «Ещё я стираю платья, своё и мамино, салфетки и покрывало». А урок всё не кончался и не кончался. И я написала: «А ещё я люблю стирать занавески и скатерти».
Тематика:
человек, созданный для того, чтобы писать о великом, о Времени и Пространстве, о галактиках и космической войне, о метеорах и планетах. Он любил и описывал все вот в таком роде, величественное и грозное.***- Смотрите, - сказал он наконец, - вот книга, ее написал исполин, который родился в Эшвиле, штат Северная Каролина, в тысяча девятисотом году. Он давно уже обратился в прах, а когда-то написал четыре огромных романа. Он был как ураган. Он вздымал горы и вбирал в себя вихри. Пятнадцатого сентября тысяча девятьсот тридцать восьмого года он умер в Балтиморе, в больнице Джона Хопкинса, от древней страшной болезни -- пневмонии, после него остался чемодан, набитый рукописями, и все написаны карандашом. Собравшиеся посмотрели на книгу. "Взгляни на дом свой, ангел". Старик Филд выложил на стол еще три книги: "О времени и о реке", "Паутина и скала", "Домой возврата нет". - Их написал Томас Вулф, - сказал он. -- Три столетия он покоится в земле Северной Каролины.
Одна девушка вышла за богатого, а он оказался изменщик. Чтобы не очень грустить, она решила завести внебрачного дружочка. Для нечастых встреч с высоким содержанием секса. Сама она стеснялась писать на сайт знакомств, попросила меня. Я представил себя Леной, которой регулярно изменяет мой Вася. И написал такое объявление:«Заведу постельный роман под обещание не отягощать меня цветами и эсэмэсками с цитатами из Бодлера. Мужчина с холодной головой получит тугую попу, малоношеную гпудь и другие милые пустячки на срок по договорённости. Если вам интересно, у меня синие глаза». Потом подумал и написал более выразительно:«По семейным обстоятельствам мне нужен секс. Много. Я миловидная, оборудована попой, грудью, талией. Всё отличного качества. Мне не нужны цветы, подарки и длинные эсэмэс про чувства. Если вы не пузатый карлик и верите в чудеса, просто напишите мне». Потом еще подумал и написал самое точное объявление:Друзья мои. Мой муж - мудак! Лена. Телефон: 800-800-800. И фото, а как же.
Дело происходит в начале двадцатого века, на Бруклинском мосту. Сидит слепой нищий и держит в руках картонку, на которой написано: «Подайте слепому!»К нему подходит молодой писатель и спрашивает: — Ну, и много тебе подают?— Два, три доллара в день, — уныло отвечает слепец.— Дай-ка мне твою картонку! — говорит писатель, достает карандаш, что-то пишет на оборотной стороне слезливого воззвания и отдает нищему: — Теперь будешь держать ее вот так!Проходит месяц, другой… Снова появляется молодой писатель на Бруклинском мосту, подходит к слепому нищему:— Ну, сколько сейчас тебе подают?Тот узнал его голос, страшно обрадовался, за руку схватил:— Слушай, слушай! Теперь я имею двадцать, тридцать долларов в день! Скажи, что ты там такое написал?!— Все очень просто, — ответил молодой человек, который мог лишь мечтать о таких гонорарах. — Я написал:«Придет весна, а я ее не увижу…»