Отчество Цитаты (показано: 1 - 28 из 28 цитаты )

Мы хотели всё понять да и проститься, Две однажды окольцованные птицы. Удивительно, но это приговор мой…Я скажу, но ты не знаешь, что ответить, Мы с тобою словно маленькие дети. Ну кому ещё доверить этот мир мой?Припев: Этот мир на ноты не записать, Мир без имени отчества. Нам бы жить и никогда не знать Всё о тебе и мне, и прости меня За любовь и одиночество. Непонятно, как стихи рождают прозу, За улыбками друзей я вижу слёзы И не знаю, как вернуться нам к любви той. Можно просто перелистывать страницы, Мы с тобою окольцованные птицы. Кто ещё кому доверить мир свой?Припев Этот мир на ноты не записать, Мир без имени отчества. Нам бы жить и никогда не знать Всё о тебе и мне, и прости меня За любовь и одиночество. Веришь? Скажи… Можешь? скажи… Просто скажи, что любишь меня. Веришь? Скажи, Просто скажи: «Ты пойми меня, и прости меня За любовь и одиночество…»
Раз так вот на станции идет с патрулем дежурный лейтенант. Судьба известная. Простой взводный, и связей у него нигде. Вдруг из проходящего поезда сержант: так и так, мол, товарищ лейтенант, деньги потерял. Не можете ли выдать казенных двести рублей, сразу по приезду пришлю. А у лейтенанта свои как раз были, в карты там выиграл или чего еще. «На — говорит, — тебе мои!» Тот поблагодарил, аккуратно все записал в книжечку: имя отчество, номер части и уехал. Лейтенант и думать забыл, как вдруг перевод. И приписка к нему: спасибо за доверие, но это еще не все. В самое ближайшее время ждите счастливого изменения судьбы. И точно, проходит месяц, вдруг внеочередной приказ: такому то — присвоить старшего лейтенанта. Через два месяца еще приказ — капитана, потом майора. И года не прошло, стал мужик полковником. Затем опять получает письмо: помните, мол, того сержанта, которому двести рублей не побоялись дать взаймы. А был тот сержант писарь простой из главного штаба…
Тематика:
Двери!Та – вон, та; да и – та… От той отодралась клеенка; конский волос космато выпирает из дыр; а у этой вот двери булавкой приколота карточка; карточка пожелтела; и на ней стоит: «Закаталкин»… Кто такой Закаталкин, как зовут, как по отчеству, какой профессией занимается, – предоставляю судить любопытным: «Закаталкин» – и все тут. Из-за двери скрипичный смычок трудолюбиво выпиливает знакомую песенку. И слышится голос:– «Атчизне любимай…»Я так полагаю, что Закаталкин – находящийся в услуженьи скрипач: скрипач из оркестрика какой-нибудь ресторации. Вот и все, что можно заметить при наблюдении дверей… Да – еще: в прежние годы около двери ставилась кадка, отдававшая горклостью: для наполнения водовозной водою: с проведеньем воды повывелись в городах водовозы. Ступени?Они усеяны огуречными корками, шлепиками уличной грязи и яичною скорлупой…
Тематика:
Из письма А. Л. Карелина (Магнитогорск):«Я имел возможность видеть и слушать одного из „героев“, участвовавших в расстреле Царской Семьи — П. Ермакова. Это было в 1934 или в 1935 году в пионерском лагере „Ч. Т. З.“ на озере близ Челябинска. Мне тогда было 12-13 лет, моя детская память отлично сохранила все услышанное и увиденное на встрече с Ермаковым у пионерского костра. Его нам представили как героя… Ему дарили цветы. Боже мой, как нас воспитывали патриотизму! Я ведь и впрямь смотрел на Ермакова с такой завистью!.. Свою „лекцию“ Ермаков закончил особо торжественными словами: „Я собственноручно расстрелял царя и его семью…“ Затем он перечислял всех по имени и отчеству членов Царской Семьи и какого-то придворного дядьку… Ермаков говорил, что основанием для расстрела было личное распоряжение Ленина…»В тот же вечер у пионерского костра Ермаков рассказал о последних словах Николая…
— Где ты девал папку, сволочь? Кацман откликнулся немедленно: — «Она схватила ему за руку и неоднократно спросила: где ты девал папку?» — Ничего... – сказал Андрей, тяжело дыша носом. – Это тебе не поможет, шпионская морда... На лице Изи мелькнуло изумление. Впрочем, через секунду он уже вновь ухмылялся своей отвратительно-издевательской ухмылкой. — Ну как же, как же! — сказал он. — Председатель организации «Джойнт» Иосиф Кацман, к вашим услугам. Не бейте меня, я и так все скажу. Пулеметы спрятаны в Бердичеве, место посадки обозначим кострами... Вошел испуганный дежурный, неся перед собой в далеко вытянутой руке листок описи. — Нету тут папки, – пробормотал он, кладя листок перед Андреем на край стола и отступая. – Я в регистратуру звонил, там тоже... — Хорошо, идите, — сказал Андрей сквозь зубы. Он взял чистый бланк допроса и, не поднимая глаз, спросил: — Имя? Фамилия? Отчество? — Кацман Иосиф Михайлович. — Год рождения? — Тридцать шестой. — Национальность? — Да, — сказал Кацман и хихикнул.