Перелистывать Цитаты (показано: 1 - 30 из 37 цитаты )

Сытость совсем не зависит от того, сколько мы едим, а от того, как мы едим! Так и счастье, так и счастье, Левушка, оно вовсе не зависит от объема внешних благ, которые мы урвали у жизни. Оно зависит только от нашего отношения к ним! Об этом сказано еще в даосской этике: «Кто умеет довольствоваться, тот всегда будет доволен.» Рубин усмехнулся: – Ты эклектик. Ты выдираешь отовсюду по цветному перу и все вплетаешь в свой хвост. Нержин резко покачал рукой и головой. Волосы сбились ему на лоб. Очень интересно оказалось поспорить, и выглядел он как мальчишка лет восемнадцати. – Не путай, Левка, совсем не так! Я делаю выводы не из прочтенных философий, а из людских биографий, которые рассказываются в тюрьмах. Когда же потом мне нужно свои выводы сформулировать – зачем мне открывать еще раз Америку? На планете философии все земли давно открыты! Я перелистываю древних мудрецов и нахожу там мои новейшие мысли.
Мы хотели всё понять да и проститься, Две однажды окольцованные птицы. Удивительно, но это приговор мой…Я скажу, но ты не знаешь, что ответить, Мы с тобою словно маленькие дети. Ну кому ещё доверить этот мир мой?Припев: Этот мир на ноты не записать, Мир без имени отчества. Нам бы жить и никогда не знать Всё о тебе и мне, и прости меня За любовь и одиночество. Непонятно, как стихи рождают прозу, За улыбками друзей я вижу слёзы И не знаю, как вернуться нам к любви той. Можно просто перелистывать страницы, Мы с тобою окольцованные птицы. Кто ещё кому доверить мир свой?Припев Этот мир на ноты не записать, Мир без имени отчества. Нам бы жить и никогда не знать Всё о тебе и мне, и прости меня За любовь и одиночество. Веришь? Скажи… Можешь? скажи… Просто скажи, что любишь меня. Веришь? Скажи, Просто скажи: «Ты пойми меня, и прости меня За любовь и одиночество…»
Очень любил Джеральд чтение. «Помимо моих собственных книг, кото­рые я читаю в постели вместо снотворного, — писал он, — я могу читать все, что угодно. Я совершенно всеяден в этом смысле и могу, к ужасу окру­жающих, одновременно читать пять или шесть книг, разбрасывая их по всему дому и читая по нескольку страниц, когда они попадутся мне на гла­за. Дик Фрэнсис (замечательный писатель — я даже ревную!), книга сти­хов, энциклопедия по сексуальной жизни патагонских ласок, фразеологи­ческий словарь… Для меня дом без книг — все равно что пустая раковина. С любовью заполненный книжный шкаф дарит вам тысячи впечатлений, звуков, ароматов и блестящих идей. Книгами нужно восхищаться так же, как многие люди восхищаются драгоценностями, картинами или чудесами архитектуры. Огромная честь иметь возможность перелистывать страницы книги».
Ты не хочешь жениться? — спросил доктор. — Ни за какие коврижки! — В таком случае не дам я тебе свидетельства, — сказал доктор, трогаясь за свою куафюру. — Кто не хочет жениться, тот не сумасшедший, а напротив, умнейший человек… А вот когда захочешь жениться, ну тогда приходи за свидетельством… Тогда ясно будет, что ты сошел с ума…«Почитаю-ка ему свое произведение, — надумал Зельтерский. — Там у меня где-то роман валяется, в гимназии еще писал… Авось службу сослужит…» — Ах, кстати, — перебил Зельтерский размышления Перегарина, — не хотите ли, я почитаю вам свое сочинение? На досуге как-то состряпал… Роман в пяти частях с прологом и эпилогом… И, не дожидаясь ответа, Зельтерский вскочил и вытащил из стола старую, заржавленную рукопись, на которой крупными буквами было написано: «Мертвая зыбь. Роман в пяти частях». «Теперь наверное уйдет, — мечтал Зельтерский, перелистывая грехи своей юности. — Буду читать ему до тех пор, пока не взвоет…»