Пирог Цитаты (показано: 1 - 30 из 188 цитаты )

Осенний холодок. Пирог с грибами. Калитки шорох и простывший чай. И снова побелевшими губами короткое, как вздох: «Прощай, прощай». «Прощай, прощай…» Да я и так прощаю все, что простить возможно, обещаю и то простить, чего нельзя простить. Великодушным мне нельзя не быть. Прощаю всех, что не были убиты тогда, перед лицом грехов своих. «Прощай, прощай…» Прощаю все обиды, обеды у обидчиков моих. «Прощай…» Прощаю, чтоб не вышло боком Сосуд добра до дна не исчерпать. Я чувствую себя последним богом, единственным, умеющим прощать. «Прощай, прощай…» Старания упрямы (пусть мне лишь не простится одному), но горести моей прекрасной мамы прощаю я неведомо кому. «Прощай, прощай…». Прощаю, не смущаю угрозами, надежно их таю. С улыбкою, размашисто прощаю, как пироги, прощенья раздаю. Прощаю побелевшими губами, покуда не повторится опять осенний горький чай пирог с грибами и поздний час — прощаться и прощать.
Из лунной моркови пирог, из лунной моркови пирог,Он в мускулы силу вольет, и бледность он сгонит со щек. Корова, свинья и баран, что лакомый любят кусок,Лелеют в счастливых мечтах из лунной моркови пирог. Из лунной моркови бисквит, из лунной моркови бисквит,Он дух наш заставит гореть и душу в борьбе укрепит. И лошадь, и даже осел, печальный имеющий вид,Очень не прочь пожевать из лунной моркови бисквит. Из лунной моркови рагу, из лунной моркови рагу,Вкуснее - ну как ни крути! - найти ничего не могу. И лебедь прекрасный в пруду, и гордый павлин на лугу. Зачахнут, когда их лишат из лунной моркови рагу. Из лунной моркови омлет, из лунной моркови омлет,Он сделал меня молодцом, которому равного нет. Младенец в пеленках сырых и старец, что мохом одет,Ликуют, завидев едва из лунной моркови омлет. Из лунной моркови бульон, из лунной моркови бульон,Он лучше бальзама для тех, кто тяжким недугом сражен. Хлебнете хороший глоток - и гибнет микробов мильон. Смертелен для хвори любой из лунной моркови бульон.
И они больно били словами своих песен. Тех женщин — за то, что знали их когда-то, но больше никогда их знать не будут; и детей, которыми были когда–то, но никогда уж не вернутся в свое детство. Они так часто и так жестоко убивали в своих песнях белого босса, что приходилось снова возвращать его к жизни, чтобы потом еще разок поизмываться над ним всласть. Запомнив когда–то вкус горячего пирога, съеденного в сосновом лесу, они старались убить даже эту память о пироге. А уж когда пели любовные песни самому мистеру Смерти, то непременно разбивали ему голову. Но чаще других они убивали ту ненавистную кокетку, которая зовётся Жизнью, за то, что обманывала их и влекла за собой; заставляла их думать, что каждый следующий восход солнца стоит того, чтобы на него посмотреть и когда-нибудь жизнь наконец станет жизнью. Лишь убив эту проклятую кокетку, они смогут почувствовать себя в безопасности.