Полковник Цитаты (показано: 1 - 30 из 198 цитаты )

– Во многих странах ставили клеймо каторжникам. Потом отказались от этой затеи. Клеймо унижает человеческое достоинство. Тюрьма нужна не для того, чтобы наказывать, а для того, чтобы исправлять. А клеймо не смоешь. В результате человек выходит на свободу исправленным, но с клеймом.– Подумаешь, проблема! Поставить второе клеймо. Первое клеймо означает, что он гад, второе – что он исправленный гад.– Вот-вот, – сказал полковник. – Именно с этим общество и борется. Человек – это не гад. Он может совершать ошибки, может грешить, но он всё равно остаётся человеком. Вершиной творения.– Вы это серьёзно? – недоверчиво спросил О'Райли.– Это не я. Это общество так думает.– Повисело бы это общество сейчас рядом с нами, полковник. Наверно, иначе заговорило бы.– Ещё повисит, – сказал полковник. – Ещё заговорит иначе. Всему своё время.
Ефрейтор фольксштурма Отто Фрижа испытывал к полковнику Сент-Джеймсу чувства, граничащие с благоговением. В присутствии полковника он вовсе терял дар речи, стальными болтами закреплял на своей физиономии улыбку и готов был стучать каблуком о каблук в любой момент, непрерывно и со все возрастающей силой. Во-вторых, он нашел склад солярки, после чего антисемитизм Эллизауэра сделался в значительной степени абстрактным. «Я ненавижу жидов, — объяснялся он своему главному мотористу. — Нет ничего на свете хуже жида. Однако я никогда ничего не имел против евреев! Возьми, скажем, Кацмана...»— Ну, — улыбнулся Андрей, — если бы впереди нас ожидали всего-навсего танки противника... — Танки! — сказал полковник. — Танки — другое дело. Но вот я прекрасно помню случай, когда рота парашютистов отказалась вступить в деревню, где жил известный на всю округу колдун.
– Пора покончить со всеми этими увертками и притворством, – сказала она. – Я уже по горло сыта и смирением, и достоинством. – Ее голос погрубел от гнева. На лице полковника не дрогнул ни один мускул. – Двадцать лет ждать журавля в небе, которого тебе обещают после каждых выборов, и в конце концов потерять сына, – продолжала она. – Вот и все, чего мы дождались. К этим упрекам полковник уже привык. – Мы выполняем свой долг, – сказал он. – А эти в сенате двадцать лет выполняли свой, получали по тысяче песо в месяц, – ответила женщина. – Возьми кума Сабаса – у него столько денег, что они не помещаются в его двухэтажном доме. А ведь он пришел в город бродячим торговцем. Обертывал вокруг шеи змею и ходил продавать лекарства. – Но он умирает от диабета, – сказал полковник. – А ты умираешь от голода, – сказала женщина. – Пойми, наконец, что достоинством сыт не будешь.