Построить Цитаты (показано: 1 - 30 из 501 цитаты )

Тематика:
Тематика:
Можно, конечно, что то объяснить и показать, но от этого ты не будешь попадать в цель. Вот, к примеру, ты рассказал мне, как можно построить маленькое жилище из палок и веток – без шкур. Люди нашего Племени не строят таких. Это новое знание, которое может быть полезным. Я все понял и, наверное, смогу построить такое же – в этом нет магии. Подумай сам и поймешь, что с луком все по другому. Когда жарко или когда идет дождь, он натягивается по разному. Каждая стрела имеет свой характер, но она должна знать и любить тебя, а ты – ее. Мишень может быть далеко или близко, стоять на месте или двигаться. Ветер может дуть справа или слева, быть сильным или слабым. Ты сам можешь стрелять из засады или после долгого бега – согласись, что это разные вещи. Когда я натягиваю тетиву и стрела проходит древком по телу лука, я уже чувствую, куда послать ее, чтобы она оказалась там, где мне нужно. Как этому можно научить? Что тут можно объяснить?
Для топ-менеджера хорошо бы более точно понимать, зачем он идет в компанию, какие у него цели, когда эти цели могут считаться выполненными или наоборот, должны быть признаны провалившимися, недостижимыми. Такими целями могут быть: получение доли (опциона) в компании, получение большей публичности, обучение, получение опыта и связей, выполнение каких-то проектов, которые давно хотелось сделать и т.п. То есть получение того, что иначе, в старой компании, или в своём бизнесе, получить трудно. (...)Если хочешь построить свой отель и иметь свой отель, неплохо годик-другой поработать менеджером в чужом отеле. (...)А вот цель просто получать стабильный высокий заработок и интересную работу в течение года-двух-трех - плохая, негодная цель. За это же время человек, способный быть топ-менеджером в большом инновационном проекте, вполне мог бы построить свой бизнес с нуля и взять инвестиции "под себя".
И в отчаянии мы придумываем искорке смысл, мы втолковываем друг другу, что искорка искорке рознь, что одни действительно угасают бесследно, а другие зажигают гигантские пожары идей и деяний, и первые, следовательно, заслуживают только презрительной жалости, а другие есть пример для всяческого подражания, если хочешь ты, чтобы жизнь твоя имела смысл. И так велика и мощна эйфория молодости, что простенькая приманка эта действует безотказно на каждого юнца, если он вообще задумывается над такими предметами, и только перевалив через некую вершину, пустившись неудержимо под уклон, человек начинает понимать, что все это — лишь слова, бессмысленные слова поддержки и утешения, с которыми обращаются к соседям, потерявшим почву под ногами. А в действительности, построил ты единую теорию поля или построил дачу из ворованного материала, — к делу это не относится, ибо есть лишь ничто до и ничто после, и жизнь твоя имеет смысл лишь до тех пор, пока ты не осознал это до конца…
Местоположение Петербурга, — сказал он, — непростительная ошибка, тем паче что рядом имеется небольшая возвышенность, так что император мог бы уберечь город от любых наводнений, если бы построил его немного выше, а в низине оставил бы только гавань. Согласитесь, что в подобных поступках личности столь грандиозной есть нечто непонятное. И знаете, чем я это объясняю? Ни одному человеку не дано отделаться от впечатлений юности, и, увы, даже дурное, из того, что стало ему привычным в эти счастливые годы, остается до такой степени любезным его сердцу, что, ослепленный воспоминаниями, он не видит темных сторон прошлого. Так и Петр Великий, желая повторить любимый Амстердам своей юности, построил столицу в устье Невы. Кстати, и голландцы не могут устоять против искушения, в самых отдаленных колониях возводя новые Амстердамы.
Конечная, ясная функция человека – работать, созидать, не только себе одному на пользу, – это и есть человек. Построить стену, построить дом, плотину и вложить частицу своего человеческого «я» в эту стену, в этот дом, в эту плотину, и взять кое-что и от них – от этой стены, этого дома, этой плотины; укрепить мускулы тяжелой работой, приобщиться к ясности линий и форм, возникающих на чертеже. Ибо человек – единственное существо во всей органической жизни природы, которое перерастает пределы созданного им, поднимается вверх по ступенькам своих замыслов, рвется вперед, оставляя достигнутое позади. Вот что следует сказать о человеке: когда теории меняются или терпят крах, когда школы, философские учения, национальные, религиозные, экономические предрассудки возникают, а потом рассыпаются прахом, человек хоть и спотыкаясь, а тянется вперед, идет дальше и иной раз ошибается, получает жестокие удары. Сделав шаг вперед, он может податься назад, но только на полшага – полного шага назад он никогда не сделает.