Страница Цитаты (показано: 1 - 30 из 893 цитаты )

Страницы с ясной визуальной иерархией обладают тремя чертами:> Чем более важен элемент, тем более он заметен на страниц. Например, важные заголовки делаются либо крупнее, либо жирнее, либо выделяются цветом, либо отделяются пустым пространством, либо размещаются ближе к в верхней части страницы, либо используется целая комбинация этих способов. Элементы, логически связанные между собой, должны быть связаны и визуально. Например, вы можете показать, что какие то элементы равнозначны, сгруппировав их под одним заголовком, либо применить к ним одинаковый стиль, либо поместить их одну четко отделенную область страницы. > Элементы представляются в виде вложений, если являются частями друг друга. Например, название раздела "Книги по программированию" будет находиться над заголовком какой то конкретной книги по этой теме.
Тематика:
Тематика:
Все, что манит его прочь, наплывает между ним и раскрытыми страницами, затуманивая строки. Перед ним окно, за спиной — закрытая дверь. Страница 48. Он не решается сосчитать, сколько часов добирался до этой сорок восьмой страницы. А в книжке их ровным счетом четыреста сорок шесть. Считай, пятьсот. 500 страниц! Хоть бы еще диалоги были. Ага, щаз-з! Сплошные черные строчки между узенькими полями, абзацы громоздятся один на другой, да изредка, то там, то сям, — оазис диалога — тире, которое означает, что один персонаж что-то говорит другому. Но другой не отвечает. Опять монолит на двенадцать страниц! Двенадцать страниц сплошной печати! Не продохнуть! Ну нечем же дышать, блин! Блинский фикус! Он ругается. Как это ни прискорбно — ругается. Распротакой-сякой долбаный кирпич! Страница сорок восемь… Если б он еще хоть помнил содержание предыдущих сорока семи!
«… Ты когда-нибудь пытался перечитывать классиков? Господи, таких пердунов, вроде Харди, Толстого, Голсуорси. Да они исписывали по сорок страниц, прежде чем кто-то шевелил пальцем. А знаешь почему? Читатель всё равно никуда не мог деться. Они держали его за яйца. Ни тебе телевидения, ни радио, ни кино. … «Анна Каренина» - они называют этот роман шедевром. Да из этой книги дерьмо так и прёт. А её автор – образованный аристократ, презирающий женщин. Он нигде не показывает, что действительно чувствует, о чём думает тёлка. Зато даёт широкую панораму жизни того времени. А потом на трёх сотнях страниц расписывает методы управления российской фермой. А кому нужен этот говнюк Вронский и его душа? Не знаю, кто хуже, русские или англичане. Этот грёбаный Диккенс или Троллоп с пятью сотнями пустопорожних страниц. И писали они их, отрываясь от работы в огороде. Французы хоть предпочитали краткость. Правда, и в их ряды затесался Бальзак. Я утверждаю, утверждаю: сейчас его не будет читать никто!»