Усик Цитаты (показано: 1 - 30 из 38 цитаты )

Тематика:
После заутрени вернулись домой к накрытому столу,где в пасхах и куличах,даже на стене приколотые к обоям,краснели бумажные розаны. Попискивала в окне,в клетке,канарейка,потревоженная светом лампы. Петр Петрович,в длинном сюртуке,посмеиваясь в усики, - такая у него была привычка,-налил всем по рюмочке вишневой наливки. Дети колупали яйца,облизывали ложки. ... Едва только Никита улегся под синим огоньком лампы на перине,закрылся бараньим полушубком,в ушах у него запели тонкие,холодноватые голоса:"Христос воскресе из мертвых,смертию смерть поправ..." И снова увидел белые дощатые стены,по которым текли слезы,свет множества свечей перед сусальными ризами и сквозь синеватые клубы ладана,вверху под церковным,в золотых звездах,синим куполом, - голубя,простершего крылья. За решетчатыми окнами - ночь,а голоса поют,пахнет овчиной,огни свечей отражаются в тысяче глаз,отворяются западные двери,наклоняясь в дверях,идут хоругви. Все,что было сделано за год плохого, - все простилось в эту ночь...
Тематика:
Есть один непременный персонаж такой забегаловки - падшая синюшная посудомойка. Выходит она вразвалку, как из лесу, в люди, хватает жирно-мокрыми пальцами стаканы, норовя из-под носа выхватить тарелку с недоеденным... Еще эта дама обычно подтирала пол. Любила она это делать со злобным, угрожающим видом. Ловишь убегающий от тебя по скользкому столику стакан, придерживаешь пирожок на тарелке и, одновременно, пританцовываешь, чтобы ненароком ее тряпка не обмоталась вокруг твоей ноги, не сделала подсечку и не увлекла на пол, под стол-гриб. А какая удивительная бумага предлагается в этих кафе вместо салфеток! Откуда берут они эту ужасную бумагу, кто ее режет, почему она дешевле, чем салфетки, - неясно. Но пользоваться ею для вытирания губ нельзя. Можно порезаться до крови. Будешь ходить со шрамом на губе. "А! Понятно! - скажет знаток русского общепита. - Вытирал рот общепитовской картонкой!" Но вот соскоблить присохшие крошки к подбородку - можно. Можно также побриться, если у кого над губой растут усики.
Игорь ничего не отвечает, насвистывает. Он здорово осунулся за эти дни - нос лупится, кокетливые когда-то - в линеечку - усики обвисли, как у татарина. Что общего сейчас с тем изящным молодым человеком на карточке, которую он мне как-то показывал? Шелковая рубашечка, полосатый галстук с громадным узлом, брючки-чарли... Дипломант художественного института. Сидит на краю стола в небрежной позе, с палитрой в руках и с папиросой в зубах. А сзади большое полотно с какими-то динамичными, устремленными куда-то фигурами... А на другой карточке славненькая, с чуть-чуть раскосыми глазами девушка в белом свитере. На обороте трогательная надпись не окрепшим еще почерком. Всего этого нет... И полка нет, и взвода, и Ширяева, и Максимова. А есть только натертая пятка, насквозь пропотевшая гимнастерка в белых разводах, "ТТ" на боку и немцы в самой глубине России, прущие лавиной на Дон, и вереницы машин, и тяжело, как жернов, ворочающиеся мысли.