Вскричать Цитаты (показано: 1 - 30 из 78 цитаты )

Аристарх Доминикович. Под одну сердобольную курицу подложили утиные яйца. Много лет она их высиживала. Мно­го лет согревала своим теплом, наконец высидела. Утки вылупились из яиц, с ликованием вылезли из-под курицы, ух­ватили ее за шиворот и потащили к реке. «Я ваша мама, – вскричала курица, – я сидела на вас. Что вы делаете?» – «Плыви», – заревели утки. Понимаете аллегорию? Голоса. Чтой-то нет. – Не совсем. Аристарх Доминикович. Кто, по-вашему, эта курица? Это наша интеллигенция. Кто, по-вашему, эти яйца? Яйца эти – пролетариат. Много лет просидела интеллигенция на проле­тариате, много лет просидела она на нем. Все высиживала, все высиживала, наконец высидела. Пролетарии вылупились из яиц. Ухватили интеллигенцию и потащили к реке. «Я ваша мама, – вскричала интеллигенция. – Я сидела на вас. Что вы делаете?» – «Плыви», – заревели утки. «Я не пла­ваю». – «Ну, лети». – «Разве курица птица?» – сказала ин­теллигенция. «Ну, сиди». И действительно посадили. Вот мой шурин сидит уже пятый год. Понимаете аллегорию?
Тематика:
Однажды Му Да увидел человека, который уединенно ел. Впоследствии он спросил Учителя, что тот думает о подобном поступке. Учитель сказал: «Этот человек не имеет представлений ни о морали, ни об установлениях. Его поведение достойно презрения и жалости. Он не поделился пищей ни с теми, кто выше его, ни с теми, кто ниже. Трапеза не пойдет ему впрок. Рис, который он проглотил, будет извергнут из него непереваренным». «О Учитель! — в великом сомнении вскричал Му Да. — А если рис, который он проглотил, все же окажется извергнут из него вполне переваренным, что тогда?» Учитель ничего не ответил, но посмотрел на Му Да с печалью. *** Конфуций говорил: «Стоит фениксу хотя бы кончиком лапы увязнуть в болоте — и весь он полностью пропадает в зловонной тине быстрее, чем варится просяная каша». *** Учитель сказал: «Всякий феникс славит ветви того утуна, на коем свил гнездо». *** Учитель сказал: «Не пошутишь — и не весело».
Тематика:
Отслужи по мне, отслужи, Я не тот, что умер вчера. Он, конечно, здорово жил Под палящим солнцем двора, Он, конечно, жил не тужил, Не жалел того, что имел. Отслужи по мне, отслужи, Я им быть вчера расхотел. С места он коня пускал вскачь, Не щадил своих кулаков, Пусть теперь столетний твой плач Смоет сладость ваших грехов. Пусть теперь твой герб родовой На знамёнах траурных шьют. Он бы был сейчас, конечно, живой, Если б верил в честность твою. Но его свалили с коня, Разорвав подпругу седла, Тетива вскричала, звеня, И стрела под сердце легла… Тронный зал убрать прикажи, Вспомни, что сирень он любил. Отслужи по мне, отслужи, Я его вчера позабыл. Я вчера погиб ни за грош, За большие тыщи погиб, А он наружу лез из всех своих кож, А я теперь не двину ноги. В его ложе спать не ложись, Холод там теперь ледяной. Отслужи по мне, отслужи, Умер он, а я нынче другой.
Винцент возвращается через двадцать минут, облаченный в шелковую джеллабу зеленоватого цвета. - Подожди! Дай я завершу твой туалет! - вскричала в восхищении Лилиан. Она вытащила из ларца восточной работы два широких лиловых шарфа, опоясала Винцента более темным, а из более светлого устроила ему тюрбан. - Мои мысли всегда под цвет моего платья. - Она переоделась в пурпурную, отороченную серебром пижаму. - Я помню, как однажды в Сан-Франциско, когда я была совсем маленькая, меня пожелали одеть в черное по случаю смерти сестры моей матери, старухи тетки, которой я никогда не видела. Весь день я проплакала; мне было грустно-прегрустно, я вообразила себе, что у меня большое горе, что мне ужасно жаль тетку... и все только из-за черного платья. Большая серьезность теперешних мужчин по сравнению с женщинами объясняется более темным цветом их костюмов. Держу пари, что мысли у тебя сейчас совсем другие, чем полчаса тому назад.