Вязь Цитаты (показано: 1 - 30 из 75 цитаты )

Я долго убивал твою любовь. Оставим рифмы фирменным эстетам. Не «кровь», ни «вновь» и даже не «свекровь», Ни ядом, ни кинжалом, ни кастетом. Нет, я повел себя как дилетант, Хотя и знал, что смысла нет ни малости Вязать петлю как карнавальный бант, Что лучше сразу придушить из жалости. Какой резон ребенка закалять, Когда он изначально болен смертью? Гуманней было сразу расстрелять, Но я тянул, я вдохновенно медлил и как-то по частям спускал курок В позорном малодушии надеясь, Что скучный господин по кличке Рок Еще подбросит свежую идею. Но старый скряга под шумок заснул; Любовь меж тем росла, как человечек Опустошая верности казну, И казнь сложилась из сплошных осечек. Звенел курок и уходила цель, И было неудобно догадаться, Что я веду с самим собой дуэль, Что мой противник не желает драться. Я волновался… Выстрел жил лет пять… Закрыв глаза и шевеля губами… Чему смеешься…-Рифмы нет опять И очередь большая за гробами.
Я люблю вязать. В этом есть утешение, чего я до конца объяснить не могу. Монотонность набирания петель на спицу, а затем провязывание петли дает ощущение цели, достижения, прогресса. Когда весь твой мир рушится, стараешься поддерживать порядок, и я обрела его в вязании. На самом деле я прочитала, что вязание может снимать стресс эффективнее, чем медитация. И полагаю, для меня это было лучшей попыткой, ведь, когда мы вяжем, мы создаем что-то материальное. Может быть, вязание давало мне ощущение действия, некой деятельности. Я не знала, что готовит для меня завтрашний день, но со спицами в руках и клубком пряжи на коленях была уверена, что смогу справиться со всем, ожидающим меня впереди. Каждая петля была достижением. Бывали дни, когда мне удавалось связать всего лишь один ряд, но я чувствовала удовлетворение от этого маленького достижения. Мне это было не безразлично. Далеко не безразлично.
Мне подумалось, что не хватает снега, покрывающего землю, и звона колокольчиков, и кучера в меховой одежде, погоняющего лошадь и своим дыханием пытающегося согреть озябшие руки. Но ничего этого не было, воздух был теплым, а камни моста — горячими там, где их нагрело солнце. Мимо меня прошла девушка с соломенными волосами, без шляпы, в легком платье. Тепло как-то не вязалось с этим белым городом и с этим белым небом, и тем не менее оно было неотъемлемой частью этой атмосферы и этой тихой воды. Здесь не будет темноты, и свет не потускнеет, и всю ночь прохладный ветерок будет шептать в листве дрожащих деревьев, а небо словно застынет в ожидании рассвета. И здесь я никогда не узнаю ни усталости, ни покоя, потому что в этом городе невозможно совладать с чувством беспокойства, и меня манит какая-то тайна, ускользающая, прячущаяся за углом, а я должен следовать за ней и искать, удивляясь чему-то безымянному.
НАЗВАЛСЯ ОДИССЕЕМ... (капитан Немо - Тихону Браге)Назвался Одиссеем - полезай к Полифему, назвался Немо - молчи, таиcь и скрывайся, и даже когда Морфей приведет морфему к тебе в постель - молчи и не отзывайся. Назвался капитаном - закидывай невод, охоться с подводным ружьем в подводном овраге. И в небе спящем, и в мире - тихо и немо, лишь Немо ищет забвенья в море, а Тихо - в браге. Кем назовешься, туда и полезешь, полезен будешь прелестью перифраза, когда на валунах зацветает плесень и истлевают слова в сердцевине вяза. И если Алиса все еще ждет Улисса, плывущего из Лисcа и Зурбагана, пускай сестра моя, корабельная крыса, напишет ей честно, как нам погано,(пока - без слов - он показывает на обрубок языка, барахтающегося в дословесной тине, и смотрит на шевеление губок морских, на гибкие язычки актиний). А ты, мой Браге с бутылью своей подзорной, двояко выпуклой и вогнутою двояко, узришь ли меня ты в этой ночи позорной, личинкой света в дальнем созвездии Рака?