Вылетать Цитаты (показано: 1 - 30 из 124 цитаты )

Самым памятным периодом нашей детской жизни на реке Шексне были ночи, про-веденные у костра, в ожидании вылета из берегов бабочки-полуденки (метлицы). Массо-вый вылет (валка) продолжался одну-две ночи. Этому вылету ночи две предшествовали с малым вылетом и две ночи с таким же малым вылетом - после массового вылета. Бабочки выползали из суглинистого берега и летели низко над водой, бороздя длинным, вилкооб-разным хвостом поверхность воды. Это было великолепное, незабываемое, неописуемой красоты зрелище. Река как бы пробуждалась от спокойного сна и настолько оживала, что можно было с большим наслаждением любоваться ее очаровательной красотой до полно-го рассвета. Рыба из глубин поднималась на поверхность, прыгала вверх, хватала бабочек в воздухе и падала в воду, образуя шумные всплески воды, напоминающие звуки удара лопаты по зеркалу воды. Любуясь с большим удовольствием неповторимой и живо-писной картиной природы, мы набирали бабочек на берегу целые сумки, чайники и с восходом солнца уходили домой.
"А вот что получится, если коснуться грязным пальцем супа? «Русская рулетка!» – моментально отвечала невозможная Валерия. И рассказывала про загадочную страну, где сидят за обеденным столом три медведя с заряженными револьверами. В каждом револьвере по одному микробу. Медведи целятся друг другу в лоб и нажимают на курок. Когда микроб вылетает – медведь падает. Когда не вылетает – сосет лапу. «Зачем они это делают?» – в ужасе спрашивала я. «Потому что у них нет супа, – поясняла Валерия. – А ты вымой руки и ешь!» И мой вопрос был полностью исчерпан. Но подспудно у меня всегда возникало желание сыграть с медведями в русскую рулетку… Это желание рисковать поселилось во мне навсегда. Поставить что-нибудь на карту, собственную жизнь или тарелку супа, и стреляться с медведями. Ведь как-то глупо просто сидеть и сосать лапу?.." А что, мне нравится. Прикольно
Все топлюсь вроде в перспективах каких-то муторных — Но всегда упираюсь лбом в тебя, как слепыш. Я во сне даже роюсь в папках твоих компьютерных, Озверело пытаясь выяснить, с кем ты спишь. Пронесет, может быть, все думаю, не накинется — Но приходит, срывая дамбы, стеклом звеня: Ты мне снишься в слепяще-белой пустой гостинице, Непохожим — задолго, видимо, до меня; Забываюсь смешными сплетенками субботними, Прячусь в кучи цветастых тряпочек и вещиц — Твое имя за мною гонится подворотнями, Вылетая из уст прохожих и продавщиц, Усмехается, стережет записными книжками, Подзывает — не бойся, девочка, я твой друг, И пустыни во сне скрипят смотровыми вышками, Ты один там — и ни единой души вокруг; Не отмаливается — исповеди да таинства, Только все ведь начнется снова, едва вернусь. Мы, наверное, никогда с тобой не расстанемся, Если я вдруг однажды как-нибудь Не проснусь.
А ведь это твоя последняя жизнь, хоть сама-то себе не ври. Родилась пошвырять пожитки, друзей обнять перед рейсом. Купить себе анестетиков в дьюти-фри. Покивать смешливым индусам или корейцам. А ведь это твоё последнее тело, одноместный крепкий скелет. Зал ожидания перед вылетом к горным кущам. Погоди, детка, ещё два-три десятка лет — Сядешь да посмеёшься со Всемогущим. Если жалеть о чем-то, то лишь о том, Что так тяжело доходишь до вечных истин. Моя новая чёлка фильтрует мир решетом, Он становится мне чуть менее ненавистен. Всё, что ещё неведомо — сядь, отведай. Всё, что с земли не видно — исследуй над. Это твоя последняя юность в конкретно этой Непростой системе координат. Легче танцуй стихом, каблуками щёлкай. Спать не давать — так целому городку. А ещё ты такая славная с этой чёлкой. Повезёт же весной какому-то Дураку.
Большинство орлов начинает по собственной воле вылетать из гнезда в возрасте от 10 до 15 недель. Если, однако, какой-нибудь упрямый птенец решит остаться в гнезде, родители попросту перестают доставлять ему корм. Они ничего не приносят ему в клювик, а остаются сидеть неподалёку на ветке. В конечном итоге голод вынуждает птенца совершить первый полёт. Орлы затрачивают очень много времени на то, чтобы научить своё потомство летать. Отец и мать всё время показывают своему чаду, как это делается. Они вполне могут вытолкнуть птенца из гнезда, полететь за ним вниз, подхватить в полете и на собственных крыльях пронести дальше. А если молодой орел по-прежнему воздерживается от полета и не хочет покидать родной дом, потому что ему там слишком удобно, то родители начинают вытаскивать из гнезда клочки шерсти и перья, чтобы сделать свою обитель менее комфортной (уже при постройке гнезда орлы закладывают туда острые камушки, а иногда даже шипы, прикрывая их шерстью и перьями).
Тематика:
В ночном Стамбуле витают тысячи терпких запахов, разных степеней насыщенности. Замираю на центральной площади города души. Вдыхаю витающие в воздухе многоцветные ленточки запахов. Согревающий душу аромат, прилетевший с апельсиновых плантаций на окраине Антальи. Отмеченный специями запах горячего чечевичного супа в темно-красной кастрюльке на кухне одной из уютных квартир Кадыкёя. Дым сигарет — тайком от строгих домочадцев ее раскуривает старенькая зеленоглазая бабушка Сезен в инвалидной коляске. Дурманящий флер золотого «Жадора». Им обрызгивается поп-дива Хулия Авшар перед очередным эфиром на канале «D». Цитрусовый запах упругой кожи 22-летней турчанки, засыпающей в горячих объятиях любимого… Запахов тысяча. По ночам они наслаждаются свободой. Вылетают из окон сотни домов, устремляются в центр города, смешиваются в единый пушистый клубок…
Сэм украдкой посмотрел на вопрошавшего. Это был маленький сухопарый человек со смуглым высохшим лицом и беспокойными черными глазками, которые все время подмигивали и поблескивали по обеим сторонам пытливого носика, словно вели с этим органом вечную игру в прятки... разговаривая, он засовывал руку под фалды фрака, с видом человека, который привык задавать труднейшие вопросы. – Дела по горло, а? – спросил маленький человек. – Да ничего себе, сэр, – ответил Сэм. – В трубу не вылетим, да и капитала не сколотим. Едим вареную баранину без каперсов, а дадут жаркое – о хрене не думаем. – Э, да вы шутник! – сказал маленький человек. – У меня старший брат страдал этой болезнью, – заметил Сэм, может, она прилипчива – мы, бывало, часто спали вместе. – Занятный у вас старый дом, – продолжал маленький человек, озираясь по сторонам. – Пришли вы нам весточку о вашем прибытии, мы бы его отремонтировали, – ответил невозмутимый Сэм.