Выступ Цитаты (показано: 1 - 10 из 480 цитаты )

Э. Лазо пишет: «Не может быть случайностью, что почти одновременно за 600 лет до н. э. в качестве реформаторов народной религии выступили в Персии Заратустра, в Индии — Гаутама Будда, в Китае — Конфуций, у иудеев — пророки, в Риме — царь Нума, а в Элладе — первые философы ионийцы, дорийцы, элеаты». В. Штраус в своем замечательном комментарии к Лао-цзы утверждает: «В эпоху, когда в Китае жили Лао-цзы и Кун-цзы, все культурные народы были охвачены своеобразным духовным течением. В Израиле — это время пророков — Иеремии, Аввакума, Даниила, Иезекииля; в последующем поколении был воздвигнут второй храм в Иерусалиме (521—516). В Греции еще жил Фалес, выступили со своими учениями Анаксимандр, Пифагор, Гераклит, Ксенофонт, родился Парменид. В Персии произошла, по-видимому, серьезная реформация древнего учения Заратустры. А в Индии выступил Шакья-Муни, основатель буддизма»
Тематика:
Через несколько месяцев Лена увидела Елисеева на банкете.. Елисеев стоял с рюмкой. С кем-то разговаривал. Интересничал. На его лице была щетина трехдневной давности. По последней моде. Но эта щетина хороша на молодых лицах. А на лице пятидесятилетнего Елисеева она выглядела как плесень. Он стоял заплесневелый, с заваленными вниз бровями. Глаза под очками — не поймать выражения. Мерцательная аритмия. Пиджак на нем был дорогой, но топорщился сзади, как хвост у соловья. И во всем его облике было что-то от бомжа, которого приодели. Лена смотрела на него и не могла поверить: неужели из-за этого замшелого пня она хотела уйти из жизни… Хотя при чем тут он? Просто страх одиночества и жажда любви. В этом дело. Страх и жажда. А он ни при чем. Он — просто гастролер. Поехал, выступил, показал свое искусство. И вернулся. И опять поехал, опять выступил. Такая работа.
«…Дейл Карнеги считает, что каждый человек может хорошо говорить, когда выйдет из себя. Он утверждает, что если вы нанесете самому невежественному человеку в городе удар в челюсть и собьете его с ног, то, поднявшись этот человек будет говорить красноречиво, горячо и выразительно, что сможет соперничать с самим Уильямом Дженнитсом Байраном в пору наивысшего его расцвета. Он убеждает, что почти каждый человек может достаточно удачно выступать с речами при наличии у него уверенности в себе и идеи, которая страстно его волнует. По мнению Карнеги, выработать в себе уверенность в собственных силах можно, делая то, что вы боитесь сделать, и добиваясь, чтобы о вас пошла слава человека, которому все удается. Поэтому он заставляет своих слушателей выступать на каждом занятии. Аудитория настроена здесь сочувственно – все слушатели находятся в одинаковом положении и с помощью постоянных упражнений обретают смелость, веру в себя и энтузиазм, которые затем проявляются и в частных беседах…» ст.20-21