Козьма Прутков Цитаты (показано: 1 - 30 из 109 цитаты)

Козьма Прутков

Козьма Петрович Прутков — это собирательный образ, литературная маска, под которой в 50-60-е годы XIX столетия в журналах «Искра», «Современник» и других публиковались поэты Алексей Толстой, Пётр Ершов, братья Владимир, Александр и Алексей Жемчужниковы.

Козьма Прутков практически всю свою жизнь посвятил государственной службе: вначале это было военное ведомство, затем – гражданское. Родился Прутков в деревне Тентелевая возле Сольвычегодска 11 апреля 1803 года.

В 1820 году начал карьеру с военной службы, во время которой ему однажды привиделся сон: якобы ночью, возвратившись с дружеской попойки, он увидел голого бригадного генерала в золотых эполетах. Тот, не говоря ни слова, не дав Козьме даже одеться, повёл его непонятным темным и длинным коридорам. Вскоре они оказались на вершине остроконечной горы, где генерал начал вынимать из древнего склепа всякие драгоценные материи. Прутков со страхом и большим недоумением наблюдал, чем же закончится это непонятное событие, но внезапный электрический удар от соприкосновения с этой материей разбудил его.

Рассказывая об этом приключении впоследствии, Козьма Прутков всегда начинал проявлять признаки большого волнения, заканчивая свое повествование возгласом: «Тем же утром я немедленно решил оставить воинскую службу, подав в отставку. После этого я немедленно определился с другим местом службы – министерством финансов. И решил, что останусь в Пробирной Палатке навсегда!».

Так и произошло. Здесь он проработал до своей кончины (до 13 января 1863 года).

Начальство неоднократно похвально отзывалось о нем и награждало Козьму. В Палатке он дослужился до чина действительного статского советника, затем даже получил самую высокую должность: назначен директором Пробирной Палатки. Впоследствии был награжден Орденом Святого Станислава первой степени. Сия награда всегда прельщала Козьму, что видно из содержания басни «Звезда и брюхо».

В период реформ Прутков, бывший весьма довольным своей службой, растерялся. Он начал роптать, что реформы эти преждевременны и никакой пользы не принесут. Со временем, убедившись в неизбежности реформ, он сам стал придумывать различные проекты, которые всегда отправляли в мусорную корзину по причине их очевидной несостоятельности.

Вскоре все опять пришло в норму, но внезапный нервный удар прекратил дальнейший рост карьеры Козьмы Пруткова.