Башка Цитаты (показано: 1 - 30 из 158 цитаты )

Тематика:
— Помогите! Я узнаю голос Вани. Я бегу, оставив на столе «флэш», на который поставил двести сигарет. Мой друг опять влип в историю. Какой то здоровяк уже добивает его. Как всегда, я спасаю своего друга, но Ваня, пользуясь тем, что я схватил здоровяка сзади, бьет его бутылкой по башке. Тот тяжело падает. Прибегают охранники. Через несколько минут появляется начальник. Он спрашивает, кто это сделал. Ваня указывает на меня. Внезапно я понимаю, что он меня ненавидит. Он ненавидит меня с Санкт Петербурга и детдома, потому что всегда был мне всем обязан. И каждый раз, когда я приходил ему на помощь, он ненавидел меня еще больше. Не в состоянии отдать мне накопившиеся долги, он стал ненавидеть. Можно многое простить другому, кроме того, что он тебе помог. Это второй урок, который я выучил в колонии. Помогать только тем, кто может это вынести и не упрекать тебя потом. Таких людей немного.
Тематика:
И хотя народу было немного, всем понравилось наше шоу. Однако в конце вечера организатор стал подозрительно избегать нашей встречи. Я выцепил его и попытался стрясти обещанные деньги, но он стал мямлить про то, что народу пришло слишком мало. «Да, это реально стрёмно, но ты нам обещал определенную сумму, и поскольку ты организатор в этом клубе, весь риск ты берёшь на себя!» - сказал я. Он порылся в карманах и вытащил немного денег. «Вот, здесь сорок. Может, когда мы в следующий раз устроим с вами шоу, я возмещу вам то, что обещал!» - сказал он и заскочил в туалет, чтобы избежать дальнейших разборок. Я рванул за ним и всё кончилось тем, что я окунул его башкой в унитаз, вытряхнул из него все деньги, что у него были, хотя нужной суммы всё равно не получилось, но просто я не мог смириться с тем, что кто-то меня обломал да ещё и попытался при этом ускользнуть от ответа.
Итак, будучи работягой, находившимся на самой низшей ступени служебной лестницы, я не только не допускался к чтению более или менее добротных рукописей, но вынужден был ежедневно продираться сквозь дебри беллетристики и публицистики наискромнейшего качества, листая кипы залитой кофе, замусоленной дешевой бумаги, чей засаленный, потрепанный вид громогласно возвещал о глубине отчаяния автора (или литературного агента) и о том, что издательство «Макгроу-Хилл» – его последняя надежда. Но в моем возрасте, да еще когда моя тупая башка была забита английской литературой, я был столь же непреклонно требователен, как Мэтью Арнолд, считая, что письменное слово должно нести лишь предельно серьезные истины, и относился к этим жалким детищам тысяч неизвестных мне людей, в одиночестве вынашивавших свою хрупкую мечту, с высокомерной абстрактной ненавистью, какую питает обезьяна к блохам, вылавливаемым в своей шерсти. Я был непреклонен, категоричен, беспощаден, нетерпим.