Каждый из нас по-разному относится к столь сложному и многогранному понятию, как «судьба». Многие верят, что все события в их жизни предопределены. И даже некоторые цитаты о судьбе как бы подтверждают подобные взгляды. Но далеко не все. Великолепные афоризмы о судьбе в действительности написаны достаточно умными людьми, которые на себе испытали превратности нелегкого существования в этом бренном мире. Такие фразы про судьбу на самом деле позволяют понять: хотя предугадать ход событий нельзя, только от нас самих зависит вероятность наступления тех или иных проблем и достижений. Некоторые красивые цитаты о судьбе призывают плыть по жизни, полагаясь на веление сердца, некоторые – руководствуясь трезвым расчетом. Эти умные мысли о судьбе предоставляют возможность каждому сделать свой собственный вывод не только о нынешних жизненных приоритетах, но и о направлениях будущего развития личности.

Многие цитаты про судьбу являются результатом исследования выдающихся ученых и мыслителей, поэтому стоит их почитать хотя бы ради собственного развития. И часто оказывается, что такие афоризмы про судьбу содержат действительно познавательные и полезные идеи, которые стоит попробовать использовать и самостоятельно. Любопытные фразы о судьбе предоставляют массу возможностей поразмыслить о тех моментах вашей жизни, которые кажутся вам невероятными, предопределёнными. На самом деле лучшие цитаты о судьбе – это некое жизнеутверждающее начало, оптимистический посыл не полагаться во всем на волю рока.

Цитаты о судьбе – QuotesBox.org (показано: 1 - 30 из 2677 цитаты )

«…сударыни, не выходите замуж за дурака. За кого угодно – только не за дурака! Конечно, никто не может поручиться, что вы будете счастливы в браке, за кого бы вы ни вышли, но что вы будете несчастливы, если вступите в брак с дураком, это уже наверное. Да, с умным человеком можно оказаться несчастливой, но быть счастливой с дураком – никогда! К тому же разновидностей дураков на свете столь великое множество, разнообразие этой породы столь безгранично и невообразимо, и определить, какой вид ее наихудший, так трудно, что я вынуждена сказать: никаких дураков нам не надобно, сударыни, ни бесшабашного дурака, ни степенного болвана, ни благоразумного, ни безрассудного! Нет, всякая судьба предпочтительнее, чем участь женщины, которой в мужья попался дурак, - лучше провековать в девицах, нежели связать свою судьбу с дураком!»
никто не знает писателей в лицо. Даже сейчас, когда телевидение лезет в каждую щель, многие ли видели Улицкую? Кто помнит, как выглядит Дина Рубина? Или тот же Крапивин, прозой которого я упивалась с детства, - какой он? Изо всех писателей наше телевидение интересуется лишь теми, кто существует на уровне попсы – детективщицами. Они суют свои лица, куда не попадя, их знает каждая собака. Они не ведают стыда за то, что пишут плохо, штампуют примитив по нескольким однажды придуманным шаблонам – десятками, сотнями! Но с каким апломбом они вещают с экранов, изрекают глупости, которые сами почитают за мудрость. Неужели им и себя удалось убедить, что они имеют какое-то отношение к литературе? Впрочем, это всегда тайна тайн: кого из нас литература примет и оставит, когда мы станем только душами? Чье имя не скукожится под тоннами песка времени, удержится на поверхности – не потопляемое? Судьба играет нами, чего просить у нее, если уж она Баха чуть не утянула на дно, только случай вытащил его из забвения.
Случайное в чеховской драматической системе многообразно и беспорядочно, как разнообразно и хаотично само бытие. Оно не может иметь единого смысла, единого «подтекста», «настроения». Оно так же семантически и эмоционально разнообразно, как то существенное, рядом с которым оно живет в изображенном мире. Существенное и индивидуально-случайное, ежеминутно рождаемое бытием каждый раз в новом, непредугадываемом обличье, – это две самостоятельные сферы; человек принадлежит обеим. Происходят важные события, решаются судьбы – люди действуют и говорят об этом. Но люди заняты не только тем, что решает их судьбы, и говорят не только о кардинальных вопросах бытия. Они делают еще и свои обычные будничные дела и обсуждают их; они обедают и «носят свои пиджаки». Освободиться от этого человек не может. Поэтому, по Чехову, писатель не должен стремиться к усечению в своих картинах этой сферы жизни – но к ее сохранению.