Общий Цитаты (показано: 151 - 180 из 3159 цитаты )

Тематика:
Варя села в уголок на кухне. Репутация разрушена, раз. Работы нет и не будет, два. Мэтью платить нечем, три. Жить не понятно на что, четыре. Ирина с ее проблемами, которые суть их общие проблемы, пять. Без машины не прожить, а денег на нее тоже нет, шесть. По телефонам говорить нельзя, потому что все прослушивается, семь. Делом в Британии должен заниматься Мэтью, а как она с ним может общаться, если он там, а она здесь? Это восемь. Квартира в Лондоне стоит открытая, с ней надо что-то делать, желательно сдать пока, что ли... В любом случае, вещи надо отправить либо в Вашингтон, либо в Москву, а как это сделать, если она туда не может поехать? Это девять. Одежды нет, десять. Варе плакать не хотелось. Она уже перешла рубеж, до которого еще можно было испытывать страдание. Там, где она оказалась теперь, , не существовало эмоций, воздух был разрежен, чист и холоден.
Но в общем теория элементарных частиц должна будет, вероятно, отказаться еще от некоторых понятий, которые бессознательно заимствовала наша прежняя квантовая теория от классической физики. Речь идет о причинности в том специальном смысле, что явление может вызывать прямые следствия только в своем непосредственном пространственном и временном соседстве. Современное положение в теории элементарных частиц приводит к мысли о том, что - по крайней мере в областях пространственного протяжения в 10^-13 см или в интервалах времени порядка 10^-23 сек. - эта простая связь может быть заменена более общими, выходящими за данные рамки связями. Следовательно, мы должны считаться с отклонениями от принципа причинности также и в тех случаях, когда прежняя квантовая теория функционирует еще причинно; например, могут быть процессы, в которых временная последовательность того, что происходит, кажется обратной по сравнению с обычными процессами.
ди них попадались самые натуральные психи, и просто ребята с так называемой "милой сумасшедшинкой" - в общем, я знал немало людей, у которых были проблемы с душевным здоровьем. Так что мне пару раз доводилось навещать их в таких специальных заведениях, где делают вид, что лечат сумасшедших - на мой вкус, их там только дополнительно мучают, ну да это к делу не относится! На моей родине это более чем паскудные места, Джуффин, на здешние Приюты Безумных они совершенно не похожи... В общем, дело не только в том, что беднягам там не слишком комфортно живется. Может быть, хуже всего гнетущая атмосфера, которая там царит: воздух безнадежно отравлен присутствием большого количества страдающих людей в сравнительно тесном замкнутом пространстве, так что им по-настоящему неприятно дышать. Впрочем, в других больницах это тоже ощущается, но не так остро...
Демократия — наименее плохое [среди извращений], ибо она незначительно извращает идею (eidos) государственного устройства. Задача поэта — говорить не о происшедшем, а о том, что могло бы случиться, о возможном по вероятности или необходимости. Историк и поэт различаются не тем, что один говорит стихами, а другой прозой. Ведь сочинения Геродота можно было бы переложить в стихи, и все-таки это была бы такая же история в метрах, как и без метров. Разница в том, что один рассказывает о происшедшем, другой о том, что могло бы произойти. Вследствие этого поэзия содержит в себе более философского и серьезного элемента, чем история: она представляет более общее, а история — частное. Общее состоит в изображении того, что приходится говорить или делать по вероятности или по необходимости человеку, обладающему теми или другими качествами. К этому стремится поэзия, давая действующим лицам имена. А частное, – например, «что сделал Алкивиад, или что с ним случилось».
— А если он антисемит? — ляпнул я. — Что ж, одним евреем в Ташлинске будет меньше. — Да вы кокетничаете, Моисей Наумович! — Какое там мое кокетство, милый Алексей Андреевич! Страшно мне очень, вот вам и кажется. Только что ж? Дедушка старый, ему всё равно. Был он отпетым невеждой (образование, как говорится, ЦПУ плюс ВПШ), но и те жалкие крохи знаний, что чудом удержались в его черепе, ухитрялся весьма ловко приспосабливать к своим нуждам насущным. Ей-богу, своими ушами довелось услышать. На заре его туманной юности некий энтузиаст-педагог сумел заставить его заучить известные жалобно-горделивые строки: «Умом Россию не понять, аршином общим не измерить…» Из строк этих Барашкин сделал такой вывод. Раз авторитетные люди считают, что для понимания России ум не нужен, значит, так оно и есть, а нужен ум для того, чтобы понять, где и что в России плохо лежит, измерить это аршином не общим, а своим собственным, и пользоваться соответственно.