Бранить Цитаты (показано: 1 - 30 из 304 цитаты )

Брань – это смерть, это бывшая молодость, ставшая старостью, это живое тело, ставшее теперь трупом. Брань – это «зеркало комедии» , поставленное перед лицом уходящей жизни, перед лицом того, что должно умереть историческою смертью. Но за смертью в той же системе образов следует и возрождение, новый год, новая молодость, новая весна. Поэтому ругательству отвечает хвала. Поэтому ругательство и хвала – два аспекта одного и того же двутелого мира. Ругательство-развенчание, как правда о старой власти, об умирающем мире, органически входит в раблезианскую систему образов, сочетаясь здесь с карнавальными побоями и с переодеваниями, травестиями. Рабле черпает эти образы из живой народно-праздничной традиции своего времени, но он отлично знал и античную книжную традицию сатурналий с их обрядами переодеваний, развенчаний и избиений (он знал те же самые источники, которые знаем и мы, прежде всего «Сатурналии» Макробия).
Тематика:
Ты свистни - тебя не заставлю я ждать... Ты свистни - тебя не заставлю я ждать, Ты свистни - тебя не заставлю я ждать, Пусть будут браниться отец мой и мать, Ты свистни, - тебя не заставлю я ждать!Но в оба гляди, пробираясь ко мне. Найди ты лазейку в садовой стене, Найди три ступеньки в саду при луне. Иди, но как будто идешь не ко мне, Иди, будто вовсе идешь не ко мне. А если мы встретимся в церкви, смотри: С подругой моей, не со мной говори, Украдкой мне ласковый взгляд подари, А больше - смотри! - на меня не смотри, А больше - смотри! - на меня не смотри!Другим говори, нашу тайну храня, Что нет тебе дела совсем до меня, Но, даже шутя, берегись, как огня, Чтоб кто-то не отнял тебя у меня, И вправду не отнял тебя у меня!Ты свистни - тебя не заставлю я ждать, Ты свистни - тебя не заставлю я ждать, Пусть будут браниться отец мой и мать, Ты свистни, - тебя не заставлю я ждать!
Тематика:
— Почему… а, ты хочешь, знать, почему я притворяюсь? Что ж, это очень просто, — сказал он. — Некоторым не нравится, как я живу. Конечно, я могу послать их к чёрту: не нравится — и не надо, мне плевать. Мне и в самом деле плевать. Но я не посылаю их к чёрту, понятно? — Нет, сэр, непонятно, — сказали мы с Диллом. — Понимаете, я стараюсь дать им повод, чтоб они не зря бранились. Людям куда приятней браниться, если у них есть повод. Приедешь в город — а приезжаю я не часто, — идёшь и качаешься, нет-нет да и отхлебнёшь вон из этого пакета, ну, люди и говорят: опять этот Дольфус Реймонд под мухой; где же пьянице отказаться от своих привычек. Где уж ему с собой сладить, вот он и живёт не как люди. — Это нечестно, мистер Реймонд, представляться ещё хуже, чем вы есть… — Верно, нечестно, зато людям так куда удобней. Скажу тебе по секрету, мисс Финч, не такой уж я пьяница, но ведь им вовек не понять, что я живу, как живу, просто потому, что мне так нравится.
Палки и камни ломают кости, но бранные слова не причиняют вреда. * * * * * Двое могут хранить секрет, если один ушел на тот свет. * * * * * Иногда у реки воздух воняет, как грязное нижнее белье богов. * * * * * Женщины покупают вещи на распродажах по той же причине, что заставляет мужчин лазать по горам: потому что они есть. * * * * * В периоды кризиса люди пытаются держаться за то, что им близко и знакомо, чтобы найти в этом успокоение. * * * * * Если вы не можете смеяться, когда все плохо — смеяться и устраивать небольшой праздник, — тогда вам лучше умереть или желать себе смерти. * * * * * Некоторые люди просто великие, а на некоторых величие валят лопатой. * * * * * Если ты не сможешь держать в узде вспыльчивость, она будет контролировать тебя. * * * * * Палки и камни ломают кости, но бранные слова не причиняют вреда. * * * * * Не у всех имеется культурное наследие, на которое можно опереться, и тогда возникает зависть к тем, у кого оно есть. * * * * * Щадить — удел сильных людей.
О работе в отеле. Прежде всего в отелях новичка поражают накаты бешеной суматохи, столь отличной от ровного ритма работы у прилавков или станков, что дело видится плохо организованным. Люди здорово перегружены, что, естественно, не обходится без свар и брани. И, надо сказать, перебранки – необходимая часть процесса, темп которого никогда не достиг бы нужных скоростей, если бы всякий не клял всякого за нерадивость. Час трапезы клиентов превращает персонал в яростно мечущих проклятья демонов и заменяет почти все глаголы единственным «пошел ты!». С губ шестнадцатилетней замарашки сыплются выражения, сразившие бы даже шоферов. (Почему Гамлет говорит «браниться, как судомойка»? Несомненно, Шекспир лично наблюдал кухонных слуг в деле). Тем не менее мы, ругаясь, ни голов, ни времени не теряли, а просто помогали друг другу уплотнить напряженные часы.